Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Category:

• "Лакомка"

Эля, продолжение

(от себя: вообще, читая эти заметки своей дочери, я всегда поражаюсь её профессионализму и выдержке. Но от этой истории я испытала что-то наподобие шока…)


Лето.
Днём было так жарко, что когда солнце наконец-то скрылось, я распахнула окно и впустила прохладу в свой кабинет. Наш офис стоит в окружении леса и комната тут же наполнилась свежим воздухом.

Мой рабочий день заканчивается в 21-00. Без десяти девять я ждала своего клиента на подписание договора. Он сказал, что не заставит себя ждать и обязательно приедет в 20:30. Но он опаздывал.

У офиса окна в пол и я вижу, как на большой скорости к зданию подлетает машина. Из неё выпрыгивает мой клиент. Он быстрым шагом заходит в офис:
– Извините, я знаю, мы договаривались на 20-30, документы готовы?

У моего клиента очень мягкая фамилия, которая никак не вяжется с его образом. Назову его Лакомка. Он среднего роста, с небольшим пивным животом, волосы длиннее среднего. На пальцах куча колец, на руках в несколько рядов кожаные ремешки, сам он в кожаной куртке с железными пуговицами. На ногах армейские сапоги. Ещё он всегда ходит в чёрном.

За время сделки у нас выстроились очень доверительные отношения, он привозил мне конфету к чаю, и я брала её из его большой руки, всегда улыбаясь. У него ласковый голос и ведёт он себя крайне деликатно.
– Ничего страшного, у нас есть время. – ответила я и дала ему документы.

Мы проходим за стол переговоров, кроме нас во всём здании есть ещё только охранник, который в это время обычно готовит офис к установке на сигнализацию.
Лакомка подписывает документы, не читая: «всё равно ваших юристов не переубедить в том, что договор мне не нравится, покажите мне лишь суммы»…

Я показываю.

– Я хочу с вами поговорить… – как всегда ласково начинает он. – Я хочу взять ещё одну квартиру, но у меня есть условие.
– Какое же? – я с интересом смотрю на него.
– Мне нужна нестандартная скидка. Я хочу больше, чем вы обычно даёте.
– А почему вы решили, что компания даст вам больше? – с улыбкой спрашиваю я.
– Потому что я плачу нал. – откидываясь в кресле, говорит он.
– Как и 90% наших клиентов. – спокойно отвечаю я и собираю со стола бумаги, которые он подписал.

Но тут нежный Лакомка меняется в лице и резко хватает меня за запястье:
– Не глупи, девочка, позвони своему начальнику и скажи, что я прошу больше.
Так он никогда раньше не разговаривал и то, как быстро он схватил моё запястье и как зло посмотрел на меня, мне было незнакомо и неприятно.
– Вы не можете меня трогать, я не вещь. – резко сказал я и отдернула руку. – Хорошо, я при вас звоню руководству, и вы сами услышите их ответ.

Я беру телефон и начинаю звонить начальнику. Длинные гудки. Скорее бы уже взял, гудки длятся целую вечность… Я думаю только о том, что уже хочу домой, и что Лакомка совсем не белый и пушистый и уж поскорее бы он ушёл.

– Да, Эльвира, добрый вечер, вы всё ещё на работе? – удивлённо спрашивает меня начальник. Я смотрю на часы: время 21-20.
– Да, я ещё здесь. У меня клиент Лакомка, вы его помните, и мы с ним только что подписали документы. Он хочет купить ещё одну квартиру, но просит доп.скидку в размере ...% это ... руб.

Начальник отвечает почти без паузы. И именно так, как я и предполагала:
– Передайте ему, что наш ответ нет. Это смешное требование. Оно не реальное. Кто-нибудь, интересно, сможет согласиться на такое предложение? Очень сомневаюсь! Почему вы вообще звоните мне по такой ерунде, вы можете сами ему озвучить позицию компании. Спокойной ночи!

Я кладу трубку и смотрю на клиента. Он слышал наш разговор и уже начал заводиться. Он резко поднимается и вдруг с криком произносит:
– Да вы знаете, кто я такой?! Да как вы смеете мне говорить "нет"! Да я получаю всё, что хочу! Только руку протяни!.. – и он протянул руку в мою сторону.

Я сделала шаг назад, и между нами оказался стол. Глазами я искала охранника, но его не было. Немного успокаивало только то, что три камеры в этот момент снимали происходящее. Я знала, что он ничего не сделает, и что, возможно, именно это его остановит.

И тут происходит то, что я раньше видела только в кино – Лакомка достаёт из-за спины пистолет.
Вечер давно перестал быть томным, но такой финал был для меня довольно неожиданным – с пистолетом на меня ещё никто не кидался.

– Да я тут вас всех перестреляю! Я всех перестреляю!! Я!!!..

Его крик разносится эхом по всему офису. Он трясёт пистолетом в воздухе, глаза его безумны. Затем он замирает и утыкается взглядом в меня.
Я как можно более спокойно смотрю ему прямо в глаза – "это просто большой капризный ребёнок, он ничего не сделает мне" – повторяю я про себя и незаметно опираюсь на стол, потому что мои ноги всё-таки немного подкосились.

Через несколько секунд он меняется в лице, опускает руки и упавшим голосом произносит:
– Простите!!.. Что я наделал!.. Вы же не виноваты, это они!.. Я… я могу отвести Вас домой?
Он смотрит в пол, как провинившийся школьник. Он не знает, что ещё сказать.
– Спасибо, я пешком. – отвечаю я.

В кабинет входит охранник. Он видит эту сцену: меня, клиента, пистолет. Лакомка ловит его взгляд и прячет руку с оружием за спину.
– У вас проблемы? Что происходит? – с тревогой спрашивает охранник.
Лакомка смотрит на меня с выражением отчаяния и испуга.
– Нет, ничего. – отвечаю я. – Уже всё нормально.
– Тогда вам пора, я закрываю офис. – говорит охранник, подходит к выходу и открывает дверь.

Я беру сумку и выхожу на улицу, за мной идёт Лакомка.
– Я не прав, я очень вспыльчив. – оправдывается на ходу он. – Сегодня заказчик не оплатила счёт, а счёт на несколько миллионов, я рассчитывал на эти деньги. Без них я не тяну вторую квартиру. Я поэтому и опоздал... А она, она… Она не заплатила и спустила на нас свою охрану, которая вышвырнула нас за забор. Меня! За забор! Как пацана! – выпалил он на одном дыхании. – Поэтому у меня с собой пистолет. Но я так неправ!... Я не такой человек!.. У меня есть сын…

Я молча посмотрела на него и мы постояли так несколько секунд. Его несвязная речь была быстрой. Он явно нервничал. Я старалась стоять с очень прямой спиной, чтобы не дать волю эмоциям.

Мне хотелось что-то ему ответить, но я не могла. Все мои силы ушли на это противостояние в кабинете. Я кивнула ему головой в знак прощания, и пошла в сторону остановки.
Но как только я вышла за ворота территории, я начала плакать. Плакать от бессилия и от того, что в этом большом офисе некому было меня защитить, а вдруг бы он начал стрелять?.. Да пусть даже не стрелять, просто пустил бы в ход кулаки – и что тогда?..

И ещё я совершенно не могла понять, как в таком кротком и милом человеке, готовом часами говорить об интересных людях, о книгах, фильмах и о том, как он путешествует, и как он в каждом городе и в каждой стране посещает храмы, – умещается вот это всё истеричное и сложно контролируемое?..

Я шла одну остановку за другой, стараясь прийти в себя. Было прохладно от леса и жарко от нагретой за весь день земли, а внутри было горько и пакостно. Но я твёрдо решила, что ни один клиент больше не доведёт меня до слёз.

…Слух о случившемся раньше меня добрался до офиса – не успела я на следующее утро войти в дверь, как меня тут же под руку схватила коллега:
– Какой ужас!.. – как заведённая твердила она. – Думаешь, он бы убил тебя?!
Она спрашивала с напором, желая как можно больше подробностей, но мне не хотелось ничего рассказывать и опять вспоминать это всё.
– Думаю, нет. Это было бы бессмысленно. – ответила я и вежливо освободилась от её руки.

Центральный офис отсмотрел материалы за прошедший день и увидел эту сцену. До 12 дня охранника уволили. «Он не смог обеспечить твою безопасность. Он не имел право покидать пост на такое долгое время. – сообщил мне начальник по телефону. – Я рассказал вашим коллегам о случившемся, но, надеюсь, среди них нет паники?»
– Нет, только жадный интерес к подробностям. – ответила я. – Но я не вижу смысла это мусолить. Человек извинился. Он действительно сожалеет о своём поведении.
– Но почему вы мне ничего не сказали? – спросил меня начальник.
– А что бы изменилось?.. – ответила я. – Я знала, что вам покажут запись с камер. К чему мои слова? Кстати, я так и не знаю, где в это время был охранник.
– Это уже неважно. – сказал начальник, и мы попрощались.
В обед на место уволенного охранника посадили нового, который как всевидящее око Саурона следил за каждым моим шагом и не сводил с меня глаз.

…А история с Лакомкой закончилась мирно – он всё-таки нашёл деньги и мы дали ему скидку, какую обычно и даём клиентам при покупки лота такого метража. Но на сделку сам он не пришёл, а прислал своего представителя. И в офисе больше не появлялся.

Tags: Эля, дочь, ключи от рая
Subscribe

  • это будто плыть

    Это будто плыть по большой реке, а потом увидеть желанный берег. Он проводит рукой по её щеке, и проходит ток по его руке, она вздрагивает, и отходит…

  • Век нынешний и век минувший

    Когда выходишь из домов чужих, когда не помнишь, где тебя носило, и отвечаешь на вопрос «как жизнь?..» что жизнь – прекрасна, но…

  • она и он

    Она поправляет шляпку: – Ау, не пойму, где ты, молодость?.. Смеётся: – Вот мы какие – два старых седых муравья!.. Похорони меня в ярком! О кей? – Не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • это будто плыть

    Это будто плыть по большой реке, а потом увидеть желанный берег. Он проводит рукой по её щеке, и проходит ток по его руке, она вздрагивает, и отходит…

  • Век нынешний и век минувший

    Когда выходишь из домов чужих, когда не помнишь, где тебя носило, и отвечаешь на вопрос «как жизнь?..» что жизнь – прекрасна, но…

  • она и он

    Она поправляет шляпку: – Ау, не пойму, где ты, молодость?.. Смеётся: – Вот мы какие – два старых седых муравья!.. Похорони меня в ярком! О кей? – Не…