Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

часть первая

Дюссельдорф, Дормунд, Оберхаузен, Кассель, Бохум...
а так же полёты, сны, куклы, евангелисты и железо

........

Впечатления начались уже в самолёте – для Федотовой такое путешествие было первый раз в жизни. Она прилипла к окну и ей нравилось всё: и поля, и леса, и облака, и кресло, и еда: мечта её сбылась, она летела в машине с железными крыльями высоко над землёй и душа её пела.

В аэропорту в Дюссельдорфе нас встретили двоё симпатичных мужчин с цветами. «Ой. – сказала мне тихо Федотова, – Как-то неожиданно… Мы ж ещё ничего не сделали…» – «А ты бы хотела, чтобы нас встретили с наручниками?..» – прошептала ей я, даже не представляя, как недалеко была от истины!.. (Забегая вперёд, скажу, что первое, с чем мы столкнулись, вернувшись на Родину и выскочив из аэропорта покурить, это был ПОЛИЦЕЙСКИЙ, который нас тут же арестовал за то, что мы не успели дойти два метра до урны, но уже закурили!.. Он забрал нас в отделение, мурыжил протоколами и навесил на нас штраф, в виду чего мы провели в аэропорту больше двух часов, о бедный встречающий нас Лёша Дунц… – Ну здравствуй, родина! – воскликнула Машка. – Обратно что ли сразу лететь?.. )

…Но вернёмся к приятному. Симпатичные мужчины с цветами были Юрой Пунькиным и Сашей Игошиным. Юра привёз гитары, одну я тут же одобрила, с ней и выступала. Затем нас погрузили в машину, и мы поехали к Миле и Саше, где было нам чрезвычайно тепло и комфортно.

(Кстати, про тепло: из России мы улетали практически из зимы, в Германии тоже пока ещё не было лета. Но с нашим приездом началось что-то невообразимое – мы приехали в 33 градуса и жара сопровождала нас практически всю поездку: Маня радовалась, она это любит, я же от палящего солнца перестаю соображать и с трудом понимаю, где я – тут нужно куда-нибудь в воду, а не песни петь, ну да ладно, зато всем было хорошо, – и природа, и птицы, и небо, и люди – все были легки и прекрасны, – впрочем, я опять отвлеклась)…

Было столько всего, что описать не хватит времени. С Милой и Сашей мы поднимались на телебашню, откуда был виден весь город. Окна в ней расположены под наклоном и, если лечь на окно, то фактически ты полетишь над городом. Испытание не для слабонервных. А ещё мы ходили по вечернему и ночному Дюссельдорфу, в центре людей было, как на первомайской демонстрации. Люди пили пиво и говорили ВСЕ. Уже через пять минут от этого можно было сойти с ума, но они не сходили, нет – они пили пиво, смеялись и что-то куда-то кому-то говорили, говорили… Досуг, в общем.

Ещё мы были в маленьком красивом городе Цонз, жителей смыло дождём, и мы были одни в этом городе. Там стояли весёлые урны, а на крыльце красивых домиков – цветы и разные весёлые штуки: как будто ты открыл книжку немецких сказок и вошёл в неё, и вот сейчас навстречу выйдет Ганс, а добрая Гретта спустится в сад поливать розы, а лебеди и утки заговорят на человеческом языке…

площадь с железными свинюшками и с живыми нами



Кёльн.
Кёльн, это, конечно, Кёльнский собор, впечатления космические. Я давно мечтала побывать здесь. Слава Богу, что иногда мечты сбываются.


мы с Маней перед собором

Концерт в Дюссельдорфе был очень тёплый, здорово и приятно, что перед вторым отделением спели свои песни на мои стихи Люся Барон и Василь Силин. Получилось очень хорошо, Люся пела на стихи «Бог живёт на седьмом этаже неба», а Василь, рассказав перед этим почти мистическую историю о том, как ему приснился сон, а наутро он прочитал мой только что выложенный стих «Старый рыбак» и в нём увидел свой сон, – спел его. И сон, и стих. Вот так иногда в жизни всё загадочно соединяется.

Много всего ещё запомнилось. И как мы застряли с Федотовой в подвале, промахнувшись входной дверью (думали, что это окно и прошли мимо); и то, что ключи! от мусорного бака! у каждого владельца квартиры – свои!.. ; и что при превышении скорости человечек на дороге (дорожный знак) делает грустное лицо, а при соблюдении правил – улыбается; и надпись на урне «дай мне!..»



Но пора уже переходить к следующему городу, да и постараться быть покороче. Нет, пожалуй, короче не выйдет, потому что потом мы попали в Дормунд. А там – Юра Пунькин с Таней Водопьян, и их замечательный дом с куклами, картинками, палатками, ковриками, лечебными валиками для спины, турником под потолком и прочими увлекательными вещами.

…Утро в Дормунде началось в 6 часов, т.к. моя альтистка Маша под предводительством ответственного Юры помчалась на фломаркт. Это у них на неметчине рынки так называются, где всё купить можно задёшево. Мы и в других городах носились по этим фломарктам, правда, с разными целями: Федотова решила скупить все стамески Германии, а так же «тисочки» и прочее железо, а я тем временем западала на всякую красоту в виде куколок, деревянных рыбаков, дурацких клоунов, петрушек, кукольных театров и прочий хлам, попутно ухватывая какие-то штиблеты, платочки, кепки и рубашки, на что Машка в принципе не обращала внимания: её привлекало исключительно железо и то, что звучит или звучало когда-то: укулеле, гармошки и гармони, баяны и прочая милота, потому как барышня у нас не только по альту спец, но и по дереву резец. И всем Машам образец…
Да и вообще ну как же мы могли без ста стамесок вернуться на Родину!..

(В общем, дорогая эмиграция, не выбрасывайте, пожалуйста, из своих ящиков НИЧЕГО, а особенно ржавое и уже не звучащее: мы к вам наведаемся и заберём ВСЁ, нам это во как нужно, мы ж без этого ну никак…)

…В первый день пребывания на Гаити мне приснилось, что в Иваново провели море. И вот вышли люди из домов, а оно везде. И идут они по морю, а оно им по колено.
В первый день пребывания в Германии мне приснилось, что я хожу по городу с табуреткой. Хожу и ношу эту табуретку везде за собой, и не знаю, где её поставить. Так и проснулась с табуреткой в руках. Вернее, так никуда её и не пристроив.

Но спустя пару дней я поняла, к чему мне эта табуретка приснилась: в Дормунде мы с Машей приклеились к табуреткам и делали новую программу. В окно была видна берёза и кусок бездонного неба. На столе листы, в руках гитара.
– Где мы?!.. – иногда вздрагивала Федотова.
– В сказке.. – тихо шелестела ей в ответ романтичная я.

Но мы сделали это!.. Вернее, Маша в первую очередь. Одна программа у нас была готова, но нас попросили две разные. Ноты ко второй программе Маня дописывала практически уже в машине по дороге в Бохум…

Но перед Бохумом был Кассель. А перед Касселем – Оберхаузен. И были такие замечательные зрители, которые после концерта в Дюссельдорфе приехали слушать нас снова уже в Оберхаузен – симпатичная пара Сеня и Фаина; затем мы сидели за общим столом, поднимали тосты и рассказывали друг другу разные интересные вещи, и я запомнила рассказ Саши о внуках, которые ходят в лесной детский садик. Утром дети берут рюкзачки с перекусом и идут в лес, знакомятся с природой, разными растениями, играют там. Получается, что дети почти весь день проводят в лесу. Боже, как же правильно здесь всё устроено!..

А Женя Каган перед концертом читал нам стихи про нас) А глава общины Евгений Борисович прямо во время первого отделения сочинил экспромт, что тоже было очень симпатично и творчески. Это была очень добрая и тёплая встреча, и нам не забыть этого уже никогда.

А в Касселе нас ждали Света Кац и Лёня Директор, а потом Светин дом и стол с какой-то потрясающей кулинарией, ооох… Одними воспоминаниями о том, чем и как нас кормили в Германии, можно жить целый год… Много говорили и ржали как подорванные уже не помню над чем с Хожановым – возможно, от радости встречи просто. Никак не могли разойтись, Юра нас еле увёз, потому что на следующий день тоже был концерт.

ночные силуэты: Света Кац, Лёня Директоор и мы с Машей


Таня, которая жена Юры, к авторской песне относящаяся весьма спокойно, ездила с нами нам на радость на обе программы, и было ей и нам ха-ра-шо… О Таня и это наше бесконечное конское ржание втроём, ну как-то попали на одну ноту и уже не могли остановиться, и эти её куклы, такие трогательные и забавные, полные комизма и драматизма, как вся наша жизнь… -- какие дни, какие пироги, какие куклы!.. Как она это делает?!.. Но дайте мне похвастаться: у меня есть одна, на воздушном шарике летящая прекрасная дама, мне подарили, и у меня теперь есть, есть!..

Ещё один незабываемый момент, о котором хочется сказать, это свободная негритянская евангелистская церковь в Дормунде. Водил нас туда Володя Мовшиц, за что ему большое спасибо. Зрелище, конечно, захватывающее и несколько театральное, особенно когда некоторые участники действа от песен и танцев (а они очень длинные) впадали в транс, начинали кричать и валиться на пол – но их тут же подхватывали сильные чёрные мужчины и усаживали на лавку.



Смотрели мы службу с балкона и так увлеклись, что чуть не опоздали на концерт – Юра нас с Машей еле вытолкал на улицу...

Но давайте на время прервёмся, потому как впереди ещё много интересного, и мне всё-таки нужно причинить пользу домашним, а я вместо этого только сижу и пишу

.............а это Игошинский чудо-кот...

но многое на моём телефоне не получилось, или я просто не умею

Tags: Германия, поездка, рассказ
Subscribe

  • Гриша, Оля, Саша

    Хороший день 8 мая, а почему – мы это знаем, ведь родились сегодня наши Григорий, Чикина, и Саша! УРА! Поздравляю, дорогие! Живите и творите…

  • последствия

    …… Много сейчас рассказывают о том, как на кого повлияла пандемия и год взаперти, а так же о последствиях у перенёсших это заболевание. А оно…

  • бабуля-ветеран говорит правду

    "Все боятся говорить, боятся, что их посадят или уволят... А ты меня посади, мне уже всё равно..." Бабуля-ветеран из Саратова говорит что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Гриша, Оля, Саша

    Хороший день 8 мая, а почему – мы это знаем, ведь родились сегодня наши Григорий, Чикина, и Саша! УРА! Поздравляю, дорогие! Живите и творите…

  • последствия

    …… Много сейчас рассказывают о том, как на кого повлияла пандемия и год взаперти, а так же о последствиях у перенёсших это заболевание. А оно…

  • бабуля-ветеран говорит правду

    "Все боятся говорить, боятся, что их посадят или уволят... А ты меня посади, мне уже всё равно..." Бабуля-ветеран из Саратова говорит что…