Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

про путь

Он всё время со мной спорил. Он говорил мне о силе человеческого разума, о воле, о том, что всё в руках человека. Я со своей измученной головой, теряясь в словах, что-то говорила ему о вечном. О том, что нет, не всё в наших руках, нет, не всё. Он стоял такой красивый, в мускулах, у него всё получалось. Я была рада за него. Он прошёл огромный путь, многого добился. Он был уверен в себе, он всегда был во всём прав. С такими людьми нельзя спорить, с ними можно только соглашаться.

– Какой Бог? – говорил он мне. – Где ты его видела?
– В тебе. – отвечала я. – Он в тебе и во мне. Он везде.
– И в этом бревне? – смеялся он.
– В бревне вряд ли. – смеялась я.
– А ты говоришь, везде! Значит, нет его.
– Бог говорит Богу, что Его нет! – восклицала я, улыбаясь.
– Жаль, что твоя умная голова забита такими глупостями. – говорил он. – Если бы Бог был, Он не допустил бы столько горя.
– Безумие творит не Бог, а человек. По своей свободной воле. – отвечала я. – Бог не для того, чтобы устроить на земле рай. А для того, чтобы мы здесь что-то поняли.
– А убийца?
– У каждого свой путь.
– Путь к Богу, как я понимаю?
– Каждый из нас в итоге придёт к Богу.
– Мне тебя жаль. – говорил он. – Надеяться можно только на себя, нужно себя тренировать и совершенствовать.

И он надеялся на себя, тренировал и совершенствовал. Мы редко виделись, но я всегда с радостью обнимала его. У меня была тревога за него, но им нельзя было не восхищаться.

А случилось всё за одну минуту.
Начал терять сознание, успели подхватить, вызвали «скорую». Он никогда не пил таблеток, не мерил давление. Он был здоров и часто вёл себя, как гуру. И вот так, за одну минуту… Инсульт.

Как только его речь восстановилась, мы созвонились. Он не мог ходить, только говорить. Наступала зима, он, как всегда, шутил, говорил об упражнениях, о будущих тренировках… сила воли плюс характер, общий респект…
Он поправится, я очень надеюсь на это. Но как же мне объяснить ему, как доказать, что ставить на первое место ум, знания, волю и силу – нельзя. Это вторично, это всегда мы можем потерять, как и всё, что имеем. Первичной может быть только любовь. А любовь даётся тебе Оттуда. Это единственная энергия, которая существует вечно и во всём. И только она поднимает и вытягивает. «Подними глаза к небу», одним словом. Мой старый друг, почему я не смогла объяснить тебе это?..
…….

Можно возразить, что в таком случае верующие вообще не должны болеть. А они болеют, да ещё как. И это правда.
Но верующие люди – это тоже прежде всего люди, и они тоже в пути. И далеко не у всех на первом месте любовь, многие верят для того, чтобы что-то просить, а не отдать. Болезнь, это нарушение баланса. Но это очень длинный разговор. И у каждого свой путь.

Tags: боль, друзья, жизнь
Subscribe

  • она и он

    Она поправляет шляпку: – Ау, не пойму, где ты, молодость?.. Смеётся: – Вот мы какие – два старых седых муравья!.. Похорони меня в ярком! О кей? – Не…

  • по городам ходил

    По городам ходил, разглядывал лица. По облакам ходил, разглядывал звёзды. Вслед за дождями шёл по кленовым листьям, понял, что осень. Где-то в…

  • мама летит на ракете

    Дворники листья сметают и прячут в мешок – вот, снова осень – сентябрь то смеётся, то плачет. Мама, скажи, всё теперь у тебя хорошо? Ты улыбаешься,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • она и он

    Она поправляет шляпку: – Ау, не пойму, где ты, молодость?.. Смеётся: – Вот мы какие – два старых седых муравья!.. Похорони меня в ярком! О кей? – Не…

  • по городам ходил

    По городам ходил, разглядывал лица. По облакам ходил, разглядывал звёзды. Вслед за дождями шёл по кленовым листьям, понял, что осень. Где-то в…

  • мама летит на ракете

    Дворники листья сметают и прячут в мешок – вот, снова осень – сентябрь то смеётся, то плачет. Мама, скажи, всё теперь у тебя хорошо? Ты улыбаешься,…