?

Log in

No account? Create an account
и ещё поэтому я за книгу села
слоники
mahavam
На работе меня попросили написать статью о воспитании для педагогического сборника, который готовил наш метод. центр вместе с управлением образования.
Я написала, нашим завучам очень понравилось.
На днях вышла толстая книга.
А моей статьи там НЕТ.
Завуч бросилась звонить руководству, мол, как же так.
На что они ответили, что Махова не просто не формат, она совершенный НЕФОРМАТ и НИКАК не вписывается в канву научных статей, предлагаемых сборником.
— Ну вот, опять я не в трамвае и без ништяков… — взгрустнула я.
— Пойми, — сказала мне завуч. — Если помещать твою статью, то тогда нужно убирать все остальные. Или переписывать. Ну вот почитай.
И она протянула мне толстую книгу с очень мелким шрифтом. Я нацепила очки, открыла раздел «содержание» и начала читать:

— Воспитание – как механизм государственного развития
— Концептуальный замысел воспитания
— Педагог как субъект управления процессом воспитания
— Формирование семейных ценностей в ПОЛИТКУЛЬТУРНОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Я сняла очки и взяла со стола конфету. Затем положила её обратно в коробку. И прямо почувствовала, как напряглось и заработало всё моё левое полушарие.
— Так значит воспитание — это механизм?.. — спросила я. — А педагог — это субъект управления??

И, опять напялив очки, открыла книгу и начала читать (а затем даже переписала некоторые абзацы на листочек, чтобы процитировать коллегам): «Процесс воспитания и социализация, важность семейных ценностей для полноценного воспитания духовно здоровой и нравственной личности в современной многонациональной России… где семья рассматривается как системообразующая детерминанта в социально-культурном статусе ребёнка…»

Я снова сняла очки, пытаясь переварить ЭТО.

— А семья, значит, это системообразующая детерминанта. — жизнеутверждающе констатировала я.
— Ну, теперь у тебя не осталось вопросов? — спросила меня завуч.
— Остались. — вздохнула я. — НА ЧТО они извели дерево?.. Кто ЭТО будет читать?..
— Да и не знаю… — вздохнула завуч.
…….
… В общем, опять я не попала на стенд передовиков производства… *это я вам на жизнь жалуюсь

......................

(4 марта 2016 г)


убереги
снег и фонарь
mahavam
Снег шёл по улице, следом за ним собака.
Я это наблюдала, их было двое.
Видишь ли, я обещала себе не плакать.
Ни при каких, даже если совсем накроет.

Странно, но происходит всё так похоже
в каждой главе и сцене – открой любую.
Господи, но если Ты меня любишь всё же,
дай силы тем, за кого каждый день молю я.

Пусть им не будет трудно, не будет плохо.
Пусть их ничто не давит, ничто не мучит.
Я ведь прошу немного, совсем немного.
Тихо прошу, и даже почти беззвучно.

Птица не прилетит от Тебя с конвертом.
Слепы мои слова и язык мой скуден.
Дай мне понять, почему и зачем всё это?
Здесь, на земле понять, а не там, где будем.

Птица не прилетит, ничего не сложит.
Дни набирают темп и проходят мимо.
Господи милосердный, мой добрый Боже!
Убереги, храни их – моих любимых.

(3.03.2018)

обращение
с флейтой
mahavam
Дорогие и любимые друзья!
Такое дело: у нас с Леной Фроловой практически готов диск, где Лена будет петь песни на мои стихи, а я читать. Песни получились здоровские, душевных сил вложено много и с той и с другой стороны. Помогите появлению этого диска на свет, а я (или мы) вам потом этот диск задарим! Все вместе мы, наверное, сможем осуществить этот проект. Спасибо огромное всем, кто отзовётся!.
Номер карты, куда можно перечислить деньги: 676280179003969953 (карта привязана к телефону, кому удобно, могу дать телефон)
Номер Яндекс-кошелька 410018188244533 Masha Mahova
PayPal esipova_elvira@bk.ru




нет уже времени
один
mahavam
Знать бы заранее, чувствовать кожею,
но эти знания нам не предложены,
если однажды накроет в ночи,
сможешь ли так же уйти, проскочить?..
Но на шатания и выпадения нет уже времени,
нет уже времени,
тиной ли, тенью ли лёгкой, как шёлк –
падает время на жёлтый песок.
Вот оно – странное, снежное, вьюжное…
крестики, нолики, белое кружево,
и улетает и тает во мгле
красная роза на белом крыле.
Лики случайные, летние, давние,
ты ли в печали хранила молчание,
не было – было, уснуло в траве –
время хранила в своём рукаве.
Сети ли, ветер ли, ниткою, петелькой,
отблески эти иного столетия –
видели, встретили, плыли в тени
тёмного времени тайные дни.
Но, на мгновение – стоном ли, пением –
что-то осеннее, что-то последнее,
как по ступеням, по дням и по темени –
нет уже времени,
нет уже времени.

Метки:

* * *
слоники
mahavam
Я бы хотела лечить и это и то,
говорить на всех языках мира,
взять всего один лучик — вернуть сто,
никогда не смотреть в бездну, пройти мимо,
укрыть любого от пули и от огня,
да всё уберечь — от тополя до кузнечика…
Но эта бездна идёт за мною и вглядывается в меня,
и мне убежать некуда, ответить нечем.

О необъятный мой край, простуженный небосвод,
куда не пойдёшь, а всё далеко, не близко,
и я всё пишу туда, где никто уже не живёт,
куда уже много лет не доходят письма,
а кто вон там босиком по дороге идёт,
и нет ему дома нигде на огромном свете,
о бедный мой край, сиреневый небосвод,
отпускай своих певчих птиц, расплетай сети.

Всё, что не так сложилось, где год за два,
давит тебе на плечи, в затылок дышит,
воля твоя неволя полынь трава,
кружит над полем ворон всё ниже, ниже,
как бы вот перебраться из тени в свет,
где-то уже кометами путь прочерчен,
сколько ж ещё идти через боль и бред,
чтобы вернуться в доброе, человечье.

(28.02.2016 г.)
Метки:

ответ некоторым обеспокоенным читателям
слоники
mahavam
Объяснять, наверное, ничего не надо, но это у меня учительское. Меня мама так учила: если кто-то чего-то не понимает, объясни. А я спрашивала: «А если и с четвёртого раза не понимает?» – «Ну, значит, ты сделала, что могла» – отвечала мама.

Объясняю.

1. То, что я пишу грустные стихи, не значит, что у меня всё плохо и отвратительно. Правду говорю: я весёлый человек. Очень смешливый. Самоирония наше всё.
2. У меня МНОГО весёлых стихов, сказок и прочей ламбады. Те, кто считает, что я в беспросветной тоске – сходите на какой-нибудь мой сайт и почитайте.
3. Ни один человек после моего концерта или прочтения моей книги не захотел повеситься и не впал в депрессию. Всё ровно наоборот.

И, наконец, четвёртое: скажите, а когда вы наедине с собою, или когда смотрите в небо, или когда говорите с облаками, или когда ищете ответы на какие-то вечные вопросы, или когда говорите с теми, кто уже покинул эту землю, а вы ещё продолжаете их видеть и с ними говорить – вот вы прямо смехом заливаетесь, нацепив на себя бесконечные лучики, солнышки и смайлики? А потом такая (такой) возвращаетесь на землю в радости, а тут опять маховские стихи печальные?..

Поясняю ещё раз: я так думаю, в рифму думаю, в определённом ритме – это очень часто – и записываю эти свои мысли. Они такие не постоянно. Но разговор часто спонтанный. Далеко не всё я успеваю записать или запомнить. Но вот представляю, как бы вы затосковали, если бы мне удавалось записывать ВСЁ)

В общем, те, кто устал от моей печали, идите и почитайте моих детских или смешных стихов  А грустное не читайте, это я не с вами разговариваю, значит )


не на земле
один
mahavam
И будет день холодный и протяжный, и облако туманное над ним, мне снился сон, там было всё, как раньше, и на дороге были мы одни, и тихо шли, не зная поворотов, и будто замирало всё кругом, и ты был тот же, но другое что-то я чувствовала в облике твоём.

Ты был мне рад, ты был как будто прежним, и лёгкий шаг, и тихие слова, глаза всё те же и движенья те же, и эта грусть, заметная едва, мелькали тени призрачных прохожих, и исчезали в параллельной мгле… Всё было ровно так, но всё же, всё же – как будто бы не здесь, не на земле.

И мы здесь есть, и нас здесь нет как будто, и мы скользим по этой полосе, и ты сказал: «смотри, какое утро», но я его не видела совсем, и растворялись имена и числа, и не было ни времени, ни дел, и только снег кружился, снег кружился, как будто в первый раз и в первый день.

И я проснулась, вышла на дорогу, но словно не кончался этот сон, и снег кружился, невесом и лёгок, и этот день был так же невесом, и я брела дорогою безлюдной, всё принимая в этом феврале, и даже то, что мы уже не будем – мы здесь не будем, никогда не будем – уже оставшись там, не на земле.

Метки:

Часть 2. Лекции, концерты, круглый стол и смыслы
с флейтой
mahavam
Итак, второй день фестиваля "Экклезиаст" в Липецке начался в зале Ученого совета Липецкого пед. ун-та с лекции отца Дм. Першина "Тема Креста Господня в Последовании Таинства Крещения и в европейской фантастике XIX - XXI веков".



Разговор был нужный и о многом. Есть вещи, о которых мы знаем, но редко думаем над ними – вроде как, всё очевидно.
Ну да, Иисус родился в хлеву, а перед этим было это, а потом это – вроде всё знаем уже. Но, тем не менее, сын Божий появился на свет не во дворце, не в красиво украшенном храме, куда идём мы на Рождество. Он родился среди вони и экскрементов, люди отказались помочь ему уже до его рождения. Родители вынуждены бежать в Египет – кто они? Беженцы. Иисус – сын беженцев, рождённый в нищете. Помогает отцу плотничать, затем вырастает и уходит из дома – а умирает, как последний разбойник. Вот так и почешешь репу, когда захочешь кого-то осудить…

Всей лекции пересказывать не буду, отец Дмитрий и Илиады коснулся, и Толкина, и другого всякого разного. «Время эльфов ушло, настала пора орков»... В конце показал отрывок из фильма. В общем, было необычно, на лекцию пришли и студенты, и преподаватели.

А затем последовал перформанс – Павел Эдуардович Лион рассказывал о творчестве Псоя Галактионовича Короленко.:) Ну это надо слышать и видеть канешн – кто знаком с творчеством Псоя, тот, наверное, в курсе, что впервые он появился в эфире (то бишь на большом экране) в артхаусном фильме «Пыль» в 2005 году, где снимался Пётр Мамонов, а Псой играл брата Павла. Кроме того там у Псоя прозвучали «Куплеты про Бога». Ну, в общем, что-то такое для себя Псой навсегда понял и затем написал нетленку «Странненьким всё можно»,
с которой и следует по жизни ) Вот так он и стоял за кафедрой – произнося свою лекцию то под синтезатор и в рифму, то взмахивая руками и ведая о разном.



читать дальше + фотоСвернуть )

Липецк. Фестиваль «Экклезиаст» Часть 1
с флейтой
mahavam
Ваня, баня, Псой и кот.

Ваня

Когда-то мальчик Ваня Зыков кружился под мои песни и весело повторял: «Бутерброд с какой-то дрянью!! Бутерброд!!» Светлый ангел, любящий играть в рифмы. Лиза (Зыкова) называла его «внебрачный сын маховой», так и повелось. Но с тех пор минуло, и Ване уже 11. Едем с ним в одном купе в Липецк, путь долгий. Разговариваем.

Ваня (мнётся): Мне давно хотелось задать вам вопрос.. Только я не знаю, не обидит ли он Вас…
– Ну задавай, если есть такое желание.
– Да вот не знаю, как… (опускает глаза, затем лучезарно смотрит)
– Да не томи уже.
– Я как-то смущаюсь…
– Ну я не знаю тогда…
– Но я всё-таки задам…
– Ну задавай.
– (осмелев) Вы… Скажите, вы…
– Да что уже я?..
– Вы…
читать дальше + фотоСвернуть )


страшные истории
тра-ля-ля
mahavam
группа 6-7 лет

Захожу в аудиторию, дети уже сидят в полутёмном зале, притихшие.
– Извините... – говорю. – Я вам не помешаю?
– Нет, – отвечают дети. – Мы тут сидим, боимся.
– Ну давайте вместе бояться
– А вам тоже страшно? – спрашивают дети.
– Страшно. – признаюсь я. – Но пока не очень. А чего нужно бояться?
– Мы рассказываем страшные истории!..
– Тогда расскажите.
– Слушайте… – начинают дети шёпотом. – В одном чёрном-чёрном городе…. В одном чёрном-чёрном подъезде… В одной чёрной-чёрной комнате… Жила одна девочка…
– Чёрная? – спрашиваю я.
– Очень чёрная. – кивают дети. – Вся в белом.
– Ясно, что в белом. – отвечаю я тоже шёпотом. – А дальше что было?
– И вот наступила чёрная-чёрная ночь… И девочка вышла в чёрный-чёрный коридор и пошла на улицу…
– На чёрную-чёрную улицу? – уточняю я.
– Да. – интригуют меня дети. – И вот идёт она по чёрному-чёрному коридору, а за ней идут её чёрные-чёрные родители…
– Ну, это логично. – соглашаюсь я. – У чёрной девочки родители тоже должны быть чёрные.
– Там всё чёрное!.. – говорят дети. – И вот идёт эта девочка, идёт… А потом как обернётся! А глаза у чёрных родителей жёлтые, как у кошек! И сами они стали покрываться шерстью!
– Ух ты… – удивляюсь я. – А девочка что?
– Она открыла свой чёрный-чёрный рот… и проглотила своих родителей!
– Страсти какие… – шепчу я. – Это была семья монстров?
– Даааа… – шепчут дети. – Настоящих чёрных монстров!
– А дальше что?
– Так всё.
– В общем, девочка наелась родителями и на улицу не пошла. – подвожу итог я.
Дети засмеялись.
– А вы знаете какие-нибудь страшные истории? – спрашивают.
– Я не помню, знаю или нет. – признаюсь я. – Давайте вместе сочиним.
– Давайте!
– Ну, начинайте…
– В одной чёрной-чёрной комнате… – начинают дети, – жила одна чёрная-чёрная девочка…
– Не, ну так не пойдёт. – не соглашаюсь я. – И что же она опять чёрная. Пусть будет белая-белая девочка.
– Хорошо. – говорят дети. – Жила белая-белая девочка… которая по вечерам становилась чёрной-чёрной…
– Всё понятно с этой девочкой. – говорю я. – Она просто не любила мыться.
Дети захохотали, я включила полный свет.
– Ладно, – говорю, – давайте что-нибудь доброе придумаем.
– Давайте, давайте! – закричали дети.
И мы стали придумывать и играть в добрую сказку.

эмигрантка
снег и фонарь
mahavam
«Смерть – эмигрантка с лёгким багажом»... в руке её песочные часы, заходит в чей-то дом, но светел дом, и страха нет, и комнаты пусты, в блокноте имя, адрес, точный час, она рукой касается стекла… Ну ладно, значит, в следующий раз, возможно, что не вовремя зашла.
Она садится в кресло, пудрит нос, но ждать не может, у неё дела, она опять касается стекла, пытается пройти его насквозь, или разбить, но время истекло, песок пересыпается в часах, она хохочет – дребезжит стекло – и крутится на тонких каблуках.

Пустое!.. Звон, мелькание минут, дверь хлопнула подъездная, ну что ж, они через минуту будут тут – к столу подходит и роняет нож, уже слышны на лестнице шаги, судьба – копейка отблеском в окне!..
Поставить точку здесь, в конце строки… Поставить точку и смотреть на снег.

Она их ждёт и не включает свет, и чует жертву, будто сто собак, но в доме боли нет и страха нет, и это ей мешает, всё не так, растянуто по времени кино, и стрелки застывают на часах… Вдруг – голоса, движенье за стеной – ей странно слышать эти голоса.
Никто не входит в дом, не входит в дом, пойти, найти их и поставить крест, но дело в чём-то, видимо, другом – она не может там, ей нужно здесь, она встаёт, глядит на дом пустой, идёт к дверям с улыбкой на устах, и поднимает нож, кладёт на стол, и стрелки запускает на часах.

(26.02.2018)


рассказы о педагогах
пикассо
mahavam
Однажды один педагог хотел было задушить всех детей в классе, но не стал. Потому что он обладал очень сильной волей.

А другой педагог рассказал детям о том, как всем сразу хорошо настанет, если никто из них больше на уроки ходить не будет, и на следующий день никто не пришёл. Потому что этот педагог имел большой талант убеждения.

А другой педагог принёс на урок гранату, и дети весь урок просидели под партами, не шевелясь. Потому что этот педагог хорошо когда-то учился предмету «военная подготовка», и у него всегда был с собой противогаз и муляж гранаты.

А ещё один педагог схватил классный журнал, да как запустил им прямо в двоечника Петрова, что сидел за последней партой! И попал, потому что был очень метким. А двоечник Петров поймал журнал и стукнул им по голове отличника Сидорова. А отличник Сидоров обиделся и спрятался в портфель, и затаился. А соседка Сидорова Зина Резинова взяла портфель, да и вытряхнула оттуда отличника Сидорова. А Сидоров вытряхнулся на пол, и ещё раз обиделся. А двоечник Петров хотел поймать журнал, да не тут-то было: этого все хотели. А меткий педагог сидел на столе, и очень громко смеялся – потому что это был очень весёлый педагог.

мама и рай
с флейтой
mahavam
в этот день 25.02.2016 г. -- и этот стих, и песня Коли Якимова (Nikolay Yakimov)


Мама мне говорит: – Я увидела сверху рай.
Там холмы и река течёт, умирать не страшно.
Отвечаю я маме: – Не надо, не умирай.
Я не знаю про рай, но, наверно, он свой у каждого.

Лично мне бы и там хотелось увидеть снег.
Как блестит он на солнце, падая ниоткуда.
Мама тихо вздыхает: – Мне жаль, но там снега нет.
Да и солнца там тоже нет, хоть светло, как утром.

– Это грустно, что там нет осени, наших зим.
Говорят, там другое время, другие краски.
Я веду её под руку медленно в магазин.
Нынче скользко и ей одной выходить опасно.

– Там есть ангелы… Хочешь, думай, что это сон –
мы летели звездою белой под небом тёмным.
Но я помню детали и помню подробно всё.
Так во сне не бывает, я сны никогда не помню.

И ещё – там при деле все, и такой покой,
будто каждый там что-то понял и что-то знает…
Я держу её за руку, мама идёт за мной,
рассуждая про рай и немножечко отставая.

А дорогу метелью утренней замело,
мы идём осторожно, след оставляя свежий –
то ли ангела я веду за его крыло,
то ли ангел меня ведёт по дороге снежной.

https://soundcloud.com/nikolay-yakimov/vj5dwgnytgnq


Патриаршее подворье в Крутицах
с флейтой
mahavam


– Как прошёл концерт?
– Бодались с Максом.
– И кто победил?
– Фролов, конечно!
– А потом в летописях будет записано: «19-ого года такого-то числа педагог Махова бодалась с оранжевым мальчиком…»
(из диалога с МашШабаровой)
....

Предупрежу сразу: если вы собрались прийти на концерт к иеромонаху Дмитрию Першину на Крутицкое подворье, но никогда там раньше не бывали, то сначала изучите маршрут, возьмите компас и включите навигатор. Маня моя заблудилась и к началу концерта опоздала, как и некоторая часть зрителей, которой сидеть уже было негде и пришлось стоять у двери в коридоре. Я бы и сама тоже не нашла, если бы не моя умная дщерь Алиса, ориентирующаяся в навигаторе. (Дети, они зачем нам нужны? Чтобы найти дорогу в этом мире, когда мы окончательно выбились из сил и запутались)…
На этом концерте был для всех сюрприз: мы не заявляли участие Лены Фроловой, получилось всё спонтанно – созвонились, она говорит: давай?.. я говорю: давай!.. и они приехали с Максиком, который всё первое отделение провёл на шее у отца Дм. Першина, коего я обожаю, в чём не оригинальна – его обожают все.

(Про отца Дмитрия скажу вот что: на некоторых отцов смотришь, и думаешь: «Боооже, как жизнь-то тяжела, как сурово-то всё, и зачем я на свет появился, и зачем меня мать родила… А на о. Першина смотришь, и радуешься. И думаешь: «А всё не так и пло…» В нём нет ни уныния, ни подозрения к тебе, ни другого какого недуга во взгляде. Он водит детей в походы, на концерты, и вообще он скалолаз. И ещё знаете кто? Добрый король на планете Маленьких Принцев. В мантии, расшитой звёздами)

Лена в первом отделении попела моих стихов, я почитала. Рассказали про новый проект, задуманный Леной Фроловой и который мы будем очень стараться осуществить. И всё было тепло и здорово.
А во второй части концерта уже было всё по плану. И большое спасибо опять же Вите Степанову, который нам подыграл в стихах про туризм и лошадь.
После концерта отец Дмитрий спрашивает у своих питомцев:
– Ну как, понравился вам концерт?
– Дааа! – закричали дети громко. – Было ТАК весело, мы ТАК смеялись!..
Мы с отцом и Машей Федотовой чуть не упали. А им, конечно, более всего запомнилась та весёлая часть выступления, где я читала смешные детские стишки и – под Витину гитару – «она не любила туризм» и «весёлую лошадь». Дети разобрали у меня все детские книги, а на следующий день (по рассказам отца Дмитрия Першина) уже шпарили стихи из этой книжки наизусть. Вот такие замечательные дети, вот такой хороший был концерт 

Спасибо всем, кто дошёл. И Лёве Кузнецову за аппарат, и Вике за звук – нам с Машей было комфортно. И зритель был такой тёплый и отзывчивый. И чай в трапезной ещё был. И плюшки)


отец говорит слова перед концертом
+ ещё фотоСвернуть )


подрастай, сынок
один
mahavam
-- по теме дня ещё стих нашла в архиве --

.....................

А она появляется в доме и где-то рядом
прямо у колыбели слова поёт дотемна,
«Подрастай, сынок, подрастай,
ты пойдёшь в солдаты,
подрастай, сынок, подрастай,
здесь всегда война».

А затем незаметно выходит, уже не прячась,
но не видят её, дом до утренней спит зари,
но дрожит занавеска и тихо младенец плачет,
тихо плачет младенец, как будто бы он старик.

А она ускользает, неясны её маршруты,
я тебя не боюсь, мне понятен твой стиль и жест,
но зачем ты пугаешь нас,
будто нас не будет,
мы ведь будем всегда,
даже если уже не здесь.

И зачем ты приносишь сны из миров закрытых,
из каких-то там непонятных и тёмных сфер,
«Подрастай, сынок, подрастай,
будешь ты убитым»,
подрастёт сынок, подрастёт,
и откроет дверь.

Я на солнце смотрю… как мне трудно дается время
темноты, как беды, будто нет больше дней и утр,
где лежишь, как в окопе, свои обхватив колени,
и зажмурив глаза,
но тебя всё равно найдут.
Метки:

День первый, день второй. Дорога, Даргошин балкон, Ивантеевка
с флейтой
mahavam
Начну по порядку, а то запутаюсь. Так память крутит киноленту, а мне остаётся лишь показать это кино тем, кому будет интересно. Итак.

...С блакарами не повезло – не повезли меня блакары, отменился сначала один, затем – уже на выезде – второй, пришлось бежать на автовокзал.
На маршрутке было написано: «ИПП А. Габриэль». Саша с нами. Америка со мной.
Соседка на планшете листала передачи, донеслось: «Доктор Касьян рекомендует». Всё-таки земля круглая. Опять привет. Лена Касьян, ты – доктор.

…Утром в 8.30, помахав в дверях Даргоше, вышла на балкон. Весь двор в снегу. Не ходи, Маша, во двор, там снег… Написала стих, получилось печально и тихо.
Пришли таджики расчищать дорогу – стало громко. На календаре 15 февраля, ДР Алисы, я никогда не забуду этот день. Как мы стояли с ней у окна – скоро она начнёт проситься сюда, в этот снег, в этот холодный февраль, в эту незнакомую и снежную жизнь. И как мы ждали её, эту новую жизнь, и всё было белым – и дом, и дорога, и простыни, и стены больницы …

...Я жду Федотову, Маша прорывается сквозь пробки, я в неё верю, она прорвётся. И мы поедем играть концерт в Ивантеевку к хорошим людям, и там будет хорошо и легко – спасибо Лене Щеголевой за приглашение, за тепло и суп, и её сыну Илье за помощь и поддержку, и всему клубу за то, что пришли и внимательно слушали и до самых дверей провожали аплодисментами (со страницы Лены: "Впечатления пограничные: от ничего не понял (а) до Маша - это явление!...") ; спасибо Наташе Миловановой-Сосновской с Витей Степановым, приехавшим сюда на электричке из Москвы и спевшим две мои песни, и Вите отдельное, что подыграл мне в двух вещах – спасибо вам всем, друзья -- с вами было здорово и всех я очень люблю.

А вот стишок с Даргошиного балкона:

Не ходи туда, там снег,
там не видно, где твой дом,
там, наверно, целый век
только снег и снег кругом.

Нет ни лета, ни ручья,
время – сито и песок,
там проходит жизнь твоя
словно облако и сон.

Никаких тебе вестей,
только белая река,
да колючая метель,
да дремучая тоска

обвивает день и тьму,
замирает у земли,
где мы все по-одному
растворяемся вдали.

(15.02.2019)

ты успеешь
слоники
mahavam
отойди от дверей, повесь на место пальто,
и никто тебя одну не отпустит в город,
ну раз так получилось – а кто же мог знать? никто,
отойди от дверей, там сквозняк, ты простудишь горло.

только кажется – там, за дверью, гремят ключи,
кто-то там у дверей стоит уже очень близко,
а она ведь его и забыла уже почти,
но сегодня он ей приснился, он ей приснился,

а она ему нет, не снится, о том и речь,
ну а он-то – слова на ветер и даже дальше,
слышишь? что ты сидишь, надевай немедленно френч,
или что у тебя в шкафу там – уже не важно,

и давай – на метро, в такси, на одной ноге,
кувырком иль ползком, кометой, ракетой, пулей,
с этой куклой дурацкой, купленной здесь, в ларьке,
(как же рада она будет этой дурацкой кукле!..)

торопись, дни уже на годы, и те не в счёт,
а она тебя ждёт, а она ни о чём не спросит,
ну давай, ты успеешь, есть время пока ещё,
сохранить это сердце на детство, на всё, что после,

торопись, не смотри на время, часы стоят,
и сейчас всё равно, кто в какое пространство падал,
у неё для тебя так красиво повязан бант,
у неё для тебя есть рисунок с названьем "папа"

не откладывай на потом, все отмазы – вздор,
она помнит тебя и твой голос за дверью слышит,
у неё для тебя ни соплей, ни простывших горл,
ни бессонных ночей, никаких синяков и шишек,

у неё только сны да сказки и хлеб для птиц,
да ещё бурый мишка и бант у него на шее...
мир как будто бы с детской горки сползает вниз,
ты успеешь ещё поймать его, ты успеешь.

(23.02.2015)

Метки:

Мёртвые Матросы не спят БГ
с флейтой
mahavam


Метки: , ,

с концерта
с флейтой
mahavam
Только приехала, была вне и-нета, подробности потом.
Фото с концерта на Крутицком подворье у о.Дмитрия Першина с отцом, Максиком Фроловым, Машей и Витей Степановым от Владимира Суворова



иеромонах Дмитрий Першин и Максик Фролов




Виктор Степанов меняет батарейки у подзвучки в моей гитаре


мы с Машей Федотовой

The end
один
mahavam
Уходил тяжело, дни качались вперёд, назад,
а потом вдруг помчались, в секунду ускорив бег.
Да не ангел его встречал у небесных врат,
и не дед, что погиб в сорок пятом за Кенигсберг.
Да не верил он в эти сказки, целуя крест,
проходя взглядом мимо распятия и икон,
ну а кто там сквозь тучи глядел на него с небес,
он об этом не знал и не думал, зачем и кто.

Вот стоит он в рубахе и очи его темны,
он не понял ещё ничего, но сейчас поймёт,
и выходят к нему безусые пацаны,
в гимнастёрках да в кирзачах, сразу целый взвод.
И глядят на него, глядят на него, глядят,
кто без рук, кто с одной ногой, кто прошит свинцом,
и всё больше и больше подходит к нему солдат,
обступают его кольцом, всё тесней кольцо.

– Кто вы, кто, я не знаю вас, я про вас не знал… –
он хрипит, шевеленье губ, ну а звуков нет, –
Нет, не я!.. Ведь не я приказ этот подписал,
нет, не я вас оставил там, на чужой войне!
Разве я виноват?.. Я всего лишь один из всех,
кто обязан был, кто поддерживал тех, кто "за",
отпустите меня куда-нибудь, вниз иль вверх,
но не стойте и не глядите в мои глаза…

И приходит к нему война, где идут бои,
и он падает и рыдает, и слышен вой:
– Отпустите меня к моим, где-то есть мои,
здесь отец мой и мать, отпустите меня домой…
Но стоят пацаны, полыхает вокруг заря,
вот и ночь пролетела и ветер на время стих,
но стоят пацаны и ни слова не говорят,
и уже не спастись, и не вырваться, не уйти.

* * *

(22.02.2017 г.)

Метки: