Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

с флейтой

книги, диски

Друзья, вот такое всё прекрасное пока ещё есть в наличии в не очень большом количестве,
но можно успеть приобрести:


"Немного музыки и снега" (стихи, художник Галина Ким)



"Там, на острове"
(книга для любого возраста о детях, смыслах, небе и рыбе --
сказки, рассказы, стихи, упражнения)

(полноцвет, худ. Ксения Новикова)



Ольга Чикина "Прочие штуки"
(стихи и песни с аккордами, оформлено автором)




Елена Фролова, Мария Махова "Колыбельная для рыб"
(диск с книжкой внутри, песни Лены Фроловой на мои стихи)




"Вне времён" (двойной альбом с книжкой внутри,
Гран-при международного фестиваля "ПетАккорд",
гитара, скрипка, контрабас)




Если кому-то интересно, напишите мне
слоники

про комменты

Чуть не поругались тут с одним молодым поэтом в разговоре про другого поэта, уже не так, чтобы молодого.
Говорю: ну, ему там хорошо, и вообще жизнь сложилась удачно.
А мне молодой поэт отвечает: да ты что, он печальнее всех нас, вместе взятых!
А что, говорю, случилось?
Да тут ему один человек коммент написал, так он два дня не в себе был, переживал!
Коммент? – переспрашиваю. – Не в себе? В печали? Херня какая-то.
Это не херня, это серьёзно!
Серьёзно, говорю я, это когда с детьми что-то нехорошее. Или когда друзья умирают. Или когда война. А коммент – это херня. Просто значит так у него всё хорошо, что можно тратить эмоции на чей-то неприятный комментарий. Надо же хоть в чём-то испытать дискомфорт.

Ну, в общем, разошлись мы с молодым поэтом – каждый при своём.
Но по поводу печали-печали от комментов я вот что могу сказать: понимаю и знакомо. Прочтёшь, бывало, сорок прекрасных комментариев, а один окажется злым и жёстким. И впадаешь на какое-то время в ступор и думаешь: а может и правда с тобой всё ВОТ ТАК? Но тут важно долго не позволять себе рефлексировать над чьим-то частным мнением: кругом беды-лебеды столько, да и у тебя сто проблем. Да ну, комменты какие-то от каких-то злых людей… Да забей, Маша.
Но вообще есть такая штука у поэтов – неуверенность в себе и самоедство. И комментарии важны, и поддержка. Но это всё-таки, хоть и неприятно (если критикуют или ещё что), но не беда-беда. Пусть уж лучше комменты.
……………

Есть у меня подружка одна по жизни, так вот её позиция мне очень нра. Она вообще никого не оценивает и не комментирует чужое действие или мнение. Просто принимает его, как имеющее право. Конечной-то истины всё равно никто не знает.
Примерно так это происходит:
- я вот это сделала.
- круто!
- а вот этого я делать не хочу, знаешь ли…
- ну, значит, не надо этого тебе.
- я блин поправилась.
- а тебе идёт!
- да не, я решила на диету сесть.
- а я давно на ней!
- я тут платишко прикупила.
- супер! какое?
- да оно в шкафу живёт.
- да сейчас неудобно в платьях, это ж понятно!

Ну и так далее.
И говорим мы в основном про всякое творчество, общих друзей и проекты.
И не спорим практически никогда – просто делимся и поддерживаем друг друга. И ни разу не было такого: «Ты что, до сих пор этого не сделала? Ты что, дура?!» Нет среди нас дураков. И никто никого учить жизни не будет, если специально совет не попросишь. А мы иногда советы друг у друга спрашиваем и им следуем, советам этим. Но чтобы осудить друг друга в чём-то – ни-ни. Сочувствие проявить, поддержать – это завсегда. Но не нахлобучивать своё мнение, как единственно верное.

Вот, как мне кажется, это и есть позиция здорового человека – не кидаться критиковать и оценивать, а постараться понять. Все же взрослые и у каждого свой опыт. Да и с комментами тоже – лучше подумать: ну а вдруг я напишу человеку что-то резкое, что думаю, и обижу его, и будет он из-за меня два дня в печали?
Люди зачастую не слышат, что им говорят, и так же поверхностно читают написанный текст – но им всегда есть, что ответить. И тут же дают оценку, разговаривая явно не с тобой, а с кем-то у себя внутри.
А бывает, что просто встал не с тех ног, пришёл в интернет и разрядился. Тоже, знаете ли, не признак здоровья… А, значит, и реагировать на этовсё нужно учиться соответственно, без иллюзий и психозов
с флейтой

Гриша, Оля, Саша

Хороший день 8 мая,
а почему – мы это знаем,
ведь родились сегодня наши
Григорий, Чикина, и Саша!
УРА!
Поздравляю, дорогие! Живите и творите долго, и будьте нам здоровы и радостны всегда!
Люблю - обнимаю - желаю - скучаю!!💥

И удачного Оле и Саше концерта сегодня!! 🎼



слоники

простить

Спросила сегодня подростков на уроке, кого бы они не смогли никогда простить.
– Убийцу. – ответил М.
– А если это война и все убивают друг друга? – спросила А.
М. пожал плечами: – Ну если на войне, то да…
– Я Гитлера не прощу. – сказал один из подростков. – Сталина ещё.
– Гитлер и Сталин – лица исторические и в нашем персональном не-прощении вряд ли нуждаются… – задумчиво ответила я. – Хотя, конечно, простить то, что они сделали, невозможно. Поэтому остаётся помнить уроки истории, чтобы не повторить этого. Войны не повторить, уничтожения собственного народа…
А если относительно сегодняшней реальности, то что такое «не прощение» с вашей точки зрения?

– Ну это когда носишь обиду, мучаешься этим, хочешь отомстить…

– А месть, это пожелание другому зла, не так ли? Зло в абсолюте, это пожелание смерти. Ну то есть подсознательно мы желаем обидчику смерти. И в итоге сами становимся потенциальными убийцами.

– Ну то есть меня обижают, а я не могу обижаться? – спросил М.
– Можешь, конечно. Обижаться можно, мы же люди. Наверняка ведь ты и дрался не раз…
М. кивнул.
– А вот носить в себе обиду нельзя… – продолжила я. – Ну то есть пообижался-пообижался, но если не можешь проговорить свою обиду со своим обидчиком и как-то всё прояснить – наплюй и забей и сделай свои выводы. Но не нагромождай свою душу лишними гирями – зачем тебе это, дальше будет только тяжелее.

– А Вас обижали?
– Конечно.
– А Вы обижаетесь?
– Ну как сказать… – задумалась я. – Это, скорее, не обида, а боль. Как будто тебя ранили…
Как-то был такой случай: меня оскорбил один человек, прилюдно. Это было несправедливо и очень больно. Потом он как-то невнятно извинился, но я понимала, что он не раскаивается, а просто отдаёт дань приличию. И в тот момент я очень сильно не любила его за причинённую мне боль.
Но я не желала ему зла, и мести никакой не хотела.
Я просто поняла для себя, что в одной из граней души он обычный трамвайный хам и что думать о нём мне не стоит.
Тем более он неплохой человек и даже талантливый – спустя какое-то время я простила его и на данный момент никакого негатива к нему не испытываю. И ничего к нему не имею – ни ужасного, ни прекрасного – ничего.

– Ну он же оскорбил!

– В тот момент он повёл себя плохо. – ответила я. – Но я уверена, что если я буду гореть в огне, он меня вытащит. Человек вообще очень неоднозначен. Он может тебя ранить, сделать больно – и спасти на следующий день. Он может быть и хамом, и героем одновременно – в зависимости от обстоятельств.
А прощение, оно нужно на каждый день. И прощать нужно учиться – и близких, и себя, и друзей своих. Будете прощать вы, будут прощать и вас.
Корень слова «простить» – "прост". Будь прост, просто прости – всё просто…. Одна из самых сложных вещей на земле. И самых необходимых.
слоники

счастливый год

Вчера приходили в гости мои старые подруженции – сидели у ёлки под огоньками, доедали праздничное, вспоминали прошедший год. Год у всех был непростой, конечно. Но для одной из нас, Л. – совсем непростой.
Практически на весь год она оказалась запертой в своей малюсенькой однушке почти без доходов (хоть и с работой онлайн) и с безумной мамой. Мама проявляла агрессию, кидалась едой, дочь свою не узнавала и называла её президентом – просто потому, что где-то в недрах памяти у неё осталось это слово.

– А ты не помнишь, когда это с ней началось? – спросила я. – Ведь не одномоментно же.
– Да она всю жизнь такой была. – ответила Л. – Она ещё лет 10 назад в истерике звонила в двери всем соседям, когда ей нужно было найти что-нибудь. А про агрессию лично ко мне, которая теперь проявилась в полную силу, я уж и не говорю – достаточно вспомнить, как она в детстве головой меня била об стену и орала… Слово «дочка» я никогда от неё не слышала, только обзывательства. Да она меня и не хотела, отец настоял, чтобы она меня из больницы забрала. И сразу же, недоношенную, отвезла к бабушке, ни дня не кормила…

– А отец? Как же он с ней жил?
– Не знаю, как, но она его в могилу и затолкала. Я же когда к ним приходила, десяти минут не могла выдержать её истерик, а он как-то терпел. Ну а после его смерти там уж совсем с головой пиндец случился.
– Да я вообще боялась, что ты поляжешь в этот год, что добьёт она тебя… – говорю я.

– Полечь можно было, да… – согласилась Л. – Но самое жуткое было, когда я заболела «короной»… Я же понимала, что если меня заберут в больницу, она тут просто помрёт от голода. Она же никому на этом свете не нужна… Единственная радость была: я запахов этих невыносимых памперсов не чувствовала. Вообще никаких, но и их тоже. И вот так: сама с температурой и еле-еле, с кашлем и всеми делами – и её ещё обслуживать надо и выдерживать, она же не понимает ничего. Вот эта была жесть… Но, что самое интересное – матери хоть бы хны. Тесты у неё пришли отрицательные, она даже не чихнула.

Л. – маленькая, шустрая, творческая и совершенно гениальная. Всю жизнь, как с облака и по грибы. Лес знает лучше любого лесника. Животину всякую любит и прикармливает, агрессии – ноль. Сколько её знаю – только свет от неё, а знаю я её очень давно.

– Какое счастье, что удалось в больницу её пристроить. В больнице, как я понимаю, она ведёт себя хорошо?
– В больнице вообще всё прекрасно! – радуется Л. – Попасть туда невозможно было, очереди дикие. Но под Новый год случилось чудо – освободилось место. Друзья и ученики помогли, конечно – сама я бы туда не пробилась. Теперь хожу – передачи ей ношу и с врачами разговариваю, всё у неё там в порядке. А я всю жизнь у неё только приступы бешенства вызывала, а уж когда забрала к себе, так двадцать восемь часов в сутки борьба со мной у неё была…
– Ты наш герой. – говорим мы ей. – Теперь всё хорошо будет, спокойно хотя бы.
И тут Л. задумалась и сказала очень важные слова. Нет, других я от неё и не ждала, собственно… Но выводы у неё были потрясающие.

– У меня был очень важный и счастливый год. – сказала Л. – Никогда ещё не было у меня такого прекрасного года. За всё это время, пока мать жила у меня и я носилась с ней, обслуживала, выслушивала её, выгуливала по несколько часов в день и убирала, отмывала и отчищала от пола и стен последствия её буйства, я научилась не только смирению и терпению – я научилась прощать. Я простила её.
Наблюдая это беспомощное безумие на последнем этапе её жизни, всю эту ненужность, бессмысленность и агрессию, я вспомнила всё своё больное, израненное детство – и прощала её, отпускала все свои детские обиды, страхи, слёзы и боль.
Я избавлялась от всего, что меня тянуло и изматывало изнутри, отпуская это каждый день, смывая, выбрасывая из себя – как ненужное, накопившееся, разложившееся давно – и я избавилась от этого абсолютно.
И мне стало так легко, так радостно, как будто я уже почти в раю!
Я убирала за ней – и прощала.
Выслушивала её – и не раздражалась.
Я поняла, что мне это всё для чего-то нужно. И что именно такая мать мне была дана тоже для чего-то, а, скорее всего, для формирования моей души и усмирения гордыни.

– Где ты, а где гордыня? – улыбнулась я. – Гордыня, это как-то совсем не про тебя.
– Так это сейчас! – воскликнула Л. – Но я же не знаю, какой бы она у меня была, не будь этого унижения по жизни. Возможно, что мать спасла и душу мою, и жизнь таким отношением ко мне…. Значит, мне это было нужно. И вправе ли я осуждать её?.. Или злиться на неё и обижаться?..

Л. немного помолчала, повертела конфету в руке и посмотрела на ёлочные огоньки – такие же радостные и детские, как она сама.
– Я не могу сказать, люблю ли я её… – сказала она. – Это сложный вопрос. Но я ей благодарна. И, поняв всё это, простив и отпустив все обиды, мне теперь очень легко и свободно. Для меня это был очень счастливый год.

слоники

- - - -

Осенью, ещё до объявления карантина, коллега на работе с удивлением поделилась, что перестала сегодня чувствовать запахи, а в остальном чувствует себя, как и раньше. Ну, мы говорим: насморк, наверное, так бывает.
Она ушла на больничный и тест выявил этот самый ковид. Но – никто из коллектива не заразился и, мало того – ни мама, ни муж, с которым один диван по жизни – тоже не заболели и тесты у них пришли отрицательные.
Болела она дома, температура была не очень высокая, но сильная слабость одолевала – не хотелось вообще ничего, и сил ни на что не было, даже читать. Состояние придавленное и подавленное, и мыслей никаких. Через пару недель оклемалась.

...Да это мы все уже поняли, что данный вирус странен и загадочен, да и единого лечения нет, как и единого мнения про это всё. Говорят, что все им переболеют – ну, значит, так тому и быть, от судьбы не убежишь, если уж что. А, может, и не все – видимо, как повезёт.

Думаю о хорошем – хорошего всё равно больше: людей вон сколько хороших, книг не прочитанных, снег выпал опять же, дети во дворе слепили снеговика. Столько жизни вокруг... доброй и разной.
Каждый день смотрю в небо и думаю: ну вот оно, небо, рядом! А оно и не рядом совсем, а вроде бы с крыши достанешь рукой. И вот так во всём – всё, вроде бы, рядом. А на самом-то деле... и рядом, и неизвестно, где.
Буду думать о хорошем.

слоники

вырабатывать душу

«Определить культуру человека можно по одному признаку: на что ему не наплевать. Жизнь каждого человека проходит в неких изолированных кругах. Один живет в маленьком кружке, другой — в круге побольше, третий — в еще большем. Когда больно от чужой боли — это и есть самый большой круг, круг культурного человека. Конечно, нельзя сделать так: я сегодня проснулся, захотел стать культурным и начал сочувствовать униженным и оскорбленным. Так не бывает, и самые добрые намерения здесь не помогут. Надо вырабатывать душу»

Юрий Михайлович Лотман

с флейтой

лето. градус один ноль три

Было когда-то жарко, теперь горит,
видимо, нужно что-то понять всерьёз,
выучить эти цифры один ноль три,
не полагаясь более на авось,
выучить всё на свете,
найти ответ
хоть на один вопрос –
ну садись, учи,
(нет, мне не больно,
нет, мне не больно,
нет...)
Просто дыши,
считай про себя,
молчи.

Так убывает время по проводам,
так замирают дни,
затихает пульс,
это пройдёт когда-нибудь?.. –
никогда, –
чем-нибудь это кончится?.. –
минус, плюс,
всё, что тебя догонит –
умножь на три,
не убежать, не спрятаться, не вернуть,
было когда-то жарко, теперь горит,
просто сгорает всё
и идёт ко дну.

Это не скорость света – ещё быстрей,
это ты ищешь локоть,
находишь нож,
стёклышко, колокольчик, мой nightingale,
что ты,
о чём звенишь ты,
куда зовёшь,
дни уплывают,
тают, как миражи,
спрячь меня,
забери под своё крыло,
если нам это выпадет пережить,
то улетим куда-нибудь,
где светло.

О золотой мой ключик, волшебный шар,
что там, который час и который год,
нет, ничего не надо меня лишать,
нет, ничего не вычеркнуть,
ничего,
ну а внутри колотится здесь и здесь,
время идёт за круг и теряет счёт…
Просто дыши, считай –
три, четыре, шесть…
слушай, как колокольчик звенит, поёт.

* * *
(5.08.2016)

один

- - - -

Вот эта вся вакханалия вокруг известного ДТП просто обескураживает. «Да будь ты проклят, сволочь!.. Лицедеи сраные!» – не скупится в своих выражениях уже ко всему актёрскому цеху известный футбольный комментатор. А шоу-мен Соловьёв в борьбе за нравственность и справедливость своими дикими воплями вообще перечёркивает всю нравственность на корню, сея злобу и ненависть уже и не к поступку больного человека, а к самому актёру и всем несогласным с линией партии заодно.
Не знаю, нужно ли говорить, что случившееся я не оправдываю и сама в шоке – этого никто из вменяемых людей не оправдывает. Я о другом. Я вообще о нас.
Collapse )