Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

с флейтой

книги, диски

Друзья, вот такое всё прекрасное пока ещё есть в наличии в не очень большом количестве,
но можно успеть приобрести:


"Немного музыки и снега" (стихи, художник Галина Ким)



"Там, на острове"
(книга для любого возраста о детях, смыслах, небе и рыбе --
сказки, рассказы, стихи, упражнения)

(полноцвет, худ. Ксения Новикова)



Ольга Чикина "Прочие штуки"
(стихи и песни с аккордами, оформлено автором)




Елена Фролова, Мария Махова "Колыбельная для рыб"
(диск с книжкой внутри, песни Лены Фроловой на мои стихи)




"Вне времён" (двойной альбом с книжкой внутри,
Гран-при международного фестиваля "ПетАккорд",
гитара, скрипка, контрабас)




Если кому-то интересно, напишите мне
слоники

с утра за стеной...

С утра за стеной расшумелись соседи,
то нервно кричали, то в стенку стучали,
– Ужасное что-то творится на свете. –
сказала она,
и поставила чайник.

За окнами небо свисало угрозой
упасть нам на головы – тихим и сонным…
Будильник подпрыгнул без четверти восемь,
сам перепугавшись от дикого звона.

И в этот момент (чтоб охрип ты, ей-Богу!)
услышав сей звон, шевельнувшись и ойкнув,
очнулось вдруг небо, качнувшись немного,
вздохнуло со стоном – и вздрогнули окна,

и хлопнули двери, и скрипнули стены,
коты заорали с младенцами вместе,
залаяли псы и завыли сирены
машин, что стояли всегда у подъезда,

неясно, откуда, подул сильный ветер,
часы перепутали цифры и стрелки…
– Ужасное что-то творится на свете, –
сказала она,
и помыла тарелки.

Вскочили от звуков мамаши и дети,
и форточки в окнах захлопали бурно,
проснулись утихшие было соседи,
и вновь закричали – уже нецензурно,

и тонкие стены коробок бетонных
наполнились топотом, шумом и гамом,
и вырвались письма из рук почтальонов,
под тучи взмывая быстрей телеграммы,

и небо опутали чёрные сети,
и всё закружилось, весь город вращая…
– Ужасное что-то творится на свете... –
ей кто-то сказал,
за окном пролетая…

.......
(30.06.2011)
слоники

про комменты

Чуть не поругались тут с одним молодым поэтом в разговоре про другого поэта, уже не так, чтобы молодого.
Говорю: ну, ему там хорошо, и вообще жизнь сложилась удачно.
А мне молодой поэт отвечает: да ты что, он печальнее всех нас, вместе взятых!
А что, говорю, случилось?
Да тут ему один человек коммент написал, так он два дня не в себе был, переживал!
Коммент? – переспрашиваю. – Не в себе? В печали? Херня какая-то.
Это не херня, это серьёзно!
Серьёзно, говорю я, это когда с детьми что-то нехорошее. Или когда друзья умирают. Или когда война. А коммент – это херня. Просто значит так у него всё хорошо, что можно тратить эмоции на чей-то неприятный комментарий. Надо же хоть в чём-то испытать дискомфорт.

Ну, в общем, разошлись мы с молодым поэтом – каждый при своём.
Но по поводу печали-печали от комментов я вот что могу сказать: понимаю и знакомо. Прочтёшь, бывало, сорок прекрасных комментариев, а один окажется злым и жёстким. И впадаешь на какое-то время в ступор и думаешь: а может и правда с тобой всё ВОТ ТАК? Но тут важно долго не позволять себе рефлексировать над чьим-то частным мнением: кругом беды-лебеды столько, да и у тебя сто проблем. Да ну, комменты какие-то от каких-то злых людей… Да забей, Маша.
Но вообще есть такая штука у поэтов – неуверенность в себе и самоедство. И комментарии важны, и поддержка. Но это всё-таки, хоть и неприятно (если критикуют или ещё что), но не беда-беда. Пусть уж лучше комменты.
……………

Есть у меня подружка одна по жизни, так вот её позиция мне очень нра. Она вообще никого не оценивает и не комментирует чужое действие или мнение. Просто принимает его, как имеющее право. Конечной-то истины всё равно никто не знает.
Примерно так это происходит:
- я вот это сделала.
- круто!
- а вот этого я делать не хочу, знаешь ли…
- ну, значит, не надо этого тебе.
- я блин поправилась.
- а тебе идёт!
- да не, я решила на диету сесть.
- а я давно на ней!
- я тут платишко прикупила.
- супер! какое?
- да оно в шкафу живёт.
- да сейчас неудобно в платьях, это ж понятно!

Ну и так далее.
И говорим мы в основном про всякое творчество, общих друзей и проекты.
И не спорим практически никогда – просто делимся и поддерживаем друг друга. И ни разу не было такого: «Ты что, до сих пор этого не сделала? Ты что, дура?!» Нет среди нас дураков. И никто никого учить жизни не будет, если специально совет не попросишь. А мы иногда советы друг у друга спрашиваем и им следуем, советам этим. Но чтобы осудить друг друга в чём-то – ни-ни. Сочувствие проявить, поддержать – это завсегда. Но не нахлобучивать своё мнение, как единственно верное.

Вот, как мне кажется, это и есть позиция здорового человека – не кидаться критиковать и оценивать, а постараться понять. Все же взрослые и у каждого свой опыт. Да и с комментами тоже – лучше подумать: ну а вдруг я напишу человеку что-то резкое, что думаю, и обижу его, и будет он из-за меня два дня в печали?
Люди зачастую не слышат, что им говорят, и так же поверхностно читают написанный текст – но им всегда есть, что ответить. И тут же дают оценку, разговаривая явно не с тобой, а с кем-то у себя внутри.
А бывает, что просто встал не с тех ног, пришёл в интернет и разрядился. Тоже, знаете ли, не признак здоровья… А, значит, и реагировать на этовсё нужно учиться соответственно, без иллюзий и психозов
с флейтой

Слава Сэ...

Сегодня было прощание со Славой Сэ (Вячеслав Солдатенко)...



Я благодарна каждому, кто вспомнил о встречах с ним и написал о нём...
Мне тоже посчастливилось знать Славу и это большая удача. С его уходом мир потерял очень яркую и очень добрую краску. Есть другие и будут другие – но вот такой уже не будет…

Collapse )
с флейтой

День Рождения Владимира Ланцберга

Сегодня, 22 июня — День Рождения замечательного и любимого человека Володи Ланцберга (22.06.1948, Саратов — 29.09.2005, Нюрнберг) — поэта, педагога, барда, основателя фестиваля Второй Канал (Бенефест — сегодня).
Уже будучи нездоровым и зная свой диагноз, Володя сказал, что не хотел бы после его ухода фестиваля своего имени. И на месте Второго Канала возник ежегодный фестиваль Бенефест, где осталась Детская Республика, друзья, костры и мастерские — с той лишь разницей, что теперь объявляется и приглашается "бенефециант" (или их может быть несколько), которого (которых) знают, любят и поют (первым таким бенефециантом был Сергей Никитин).
Мы все решили, что это хорошая идея и Володя поддержал бы её. Володя вообще не был "звёздным" — он был тёплым и по-настоящему человеческим, умеющим удивляться и восхищаться. Он постоянно находил новые таланты, притягивал их к себе, в свой круг, всем рассказывал о них и помогал им.

Людей, подобных Ланцбергу, я вообще немного знаю. Он как-то не то чтобы "учил", он просто жил по сердцу и был для многих примером и светом в окне — как тогда, так и до сих пор. Этим он и был велик. Не только песнями и стихами — он был велик душой.

Хорошие авторы есть и их, в принципе, немало.
Людей с великой душой гораздо меньше.
И встретить такого человека — большая удача и счастье. Потому что и сам становишься лучше и выше.
И света вокруг становится больше.

С Днём Рождения, Володя!
Я помню тебя, ты всегда в моём сердце.
...........

Мы не поверим, что умрём.
Да и умрём ли? Быть не может!
Когда нас этот мир изгложет,
В другой калитку отопрём.
И нас не хватится никто -
Все будут знать, что так и надо.
Лишь вспыхнет пламень листопада -
Испепелит следы, зато

Средь тишины крестов и плит
Не будут жадные вороны
Глазеть на наши похорОны,
Зато по нас не заболит
Ничья тоскующая грудь.
И не травой позарастаем -
Тесней сплетёмся и растаем
Когда-нибудь,
когда-нибудь...
когда-нибудь.
(В.Ланцберг)


(на фото: Володя на фестивале Второй Канал и немножко моей руки и шляпы 🙂 Поём друг другу песенки)

один

"Всем братьям – по кресту..."

«Только не бывать пусту ой да месту святому…
Всем братьям – по кресту виноватому.
Только, только подмоги, не проси –
Прими и донеси…

И поутру споет трубач
Песенку твоей души:
Все будет хорошо,
Только ты не плачь,
Скоро, скоро…
Ты только не спеши,
Ты только не спеши…»

(Александр Башлачёв)

Три дня назад 19 июня покончил с собой Егор Башлачёв, сын Саш Баша, спрыгнув с балкона и пережив возраст отца всего на несколько лет.
Первый сын Саши Башлачёва от первой жены умер в младенчестве. Второй родился через несколько месяцев после того, как поэт выпрыгнул из окна.

Мать Егора Анастасия Рахлина была одной из первых российских рок-журналисток, работала на радиостанции SNC и участвовала в разных творческих проектах – познакомилась она с Башлачёвым в гостях у своей подруги за два года до трагедии, результатом романа стал сын, которого поэт так и не увидел…



Рожать Настя уехала в Череповец, к родителям Саши. Там же ребёнок большей частью и рос – у дедушки и бабушки. Какие отношения были с матерью и в какой мере она принимала участие в его воспитании, неизвестно. Известно только, что когда Егор был подростком, мать с головой погрузилась в религию и церковь, а затем и вовсе ушла в монастырь. В 2018 году она умерла от онкологии.

У мальчика рано обнаружились психологические проблемы, да, в общем, было бы странно, если бы их не было… Каждый ребёнок хочет иметь рядом реальных родителей – реальных со всеми их плюсами и минусами – но не мифических. Когда на тебя не показывают пальцем, что ты сын «того самого», и не ждут от тебя повторения гениальности великого отца. Когда ты растёшь не в легендах и мифах, а в реальном времени своих возможностей и способностей.

С 17 лет Егор состоял на учёте в психоневрологической лечебнице, ему давали лекарства, контролирующие депрессию и агрессивные состояния. С апреля до 18 июня он находился в больнице, затем вернулся домой после прививки от ковида и получения планового лечения.
Бабушка рассказала, что Егор пришёл в крайне возбуждённом состоянии: включил громкую музыку и начал в своей комнате крушить мебель. Сама она находилась в соседней комнате – а когда всё утихло, вошла к Егору в комнату и увидела разруху, но внука нигде не было. Она вышла на балкон и только тогда поняла, что случилось: он неподвижно лежал на асфальте, это был его последний шаг
Жили они в Москве, на улице Чапыгина, предсмертной записки Егор не оставил.
…………..

…Я ни в коем не хочу кого-то в чём-то обвинять, этого делать нельзя – ни Саш Баша, который, дав будущему сыну имя, всё-таки сделал то, о чём думал последний год – Саша находился в глубокой депрессии и об этом говорили все, кто встречался с ним перед смертью.
Ни Анастасию, с лихвой испившую страданий и уходившую в мир иной тоже тяжело.
Ни бабушек и дедушек, которые всячески пытались помочь внуку, но оказались бессильны.
Ни, тем более, самого Егора.
Не нам судить, не нам рядить – у каждого своя судьба и своё горе. И свой крест. И иногда он бывает просто неподъёмным…

Эта ссылка на передачу Диброва «Антропология» от 1998 года о Саше Башлачёве, где участвуют его жена и сын Егор – красивый весёлый мальчик… Да там все молодые, красивые и полные сил и надежд…
https://www.youtube.com/watch?v=rilYW3NVqdM




«…Только черный дым тлеет ватою.
Только мы сидим виноватые.
И Егорка здесь — он как раз в тот миг
Папиросочку и прикуривал,
Опалил всю бровь спичкой серною.
Он, собака, пьёт год без месяца,
Утром мается, к ночи бесится,
Да не впервой ему — оклемается,
Перемается, перебесится,
Перебесится и повесится…

Распустила ночь черны волосы.
Голосит беда бабьим голосом.
Голосит беда бестолковая.
В небесах — звезда участковая.
Мы сидим, не спим.
Пьем шампанское.
Пьем мы за любовь
за гражданскую».


(Александр Башлачёв, «Егоркина былина»)

один

Что я видел и понял в лагере

18 июня — День Рождения писателя Варлама Шаламова.

Первый раз его арестовали, когда ему было 22 года, за распространение "Завещания Ленина", где вождь негативно отозвался о Сталине.
Шаламов вернулся в 1931 году, но в 37-м его снова арестовали и сослали на Колыму, обвинив в попытках свергнуть советскую власть.
В 1942 году срок заключения закончился, но Шаламова не освободили из-за доноса, в котором говорилось, что он высказал своё мнение, будто писатель Бунин — русский классик. На этот раз Шаламову дали десять лет лагерей.

Из воспоминаний Варлама Шаламова
"Что я видел и понял в лагере":

— Чрезвычайную хрупкость человеческой культуры, цивилизации.

— Человек становился зверем через три недели — при тяжелой работе, холоде, голоде и побоях.

— Понял, что дружба, товарищество никогда не зарождается в трудных, по-настоящему трудных — со ставкой жизни — условиях. Дружба зарождается в условиях трудных, но возможных (в больнице, а не в забое)

— Понял разницу между тюрьмой, укрепляющей характер, и лагерем, растлевающим человеческую душу.

— Понял, что сталинские «победы» были одержаны потому, что он убивал невинных людей.

— Организация, в десять раз меньшая по численности, но организация — смела бы Сталина в два дня.

— Увидел, что единственная группа людей, которая держалась хоть чуть-чуть по-человечески в голоде и надругательствах, — это религиозники — почти все и большая часть попов.

— Легче всего и первыми разлагаются партийные работники и военные.

— Побои как аргумент почти неотразимы.

— Понял, что можно жить злобой.

— Понял, что можно жить равнодушием.

— Понял, почему человек живет не надеждами — надежд никаких не бывает, не волей — какая там воля, а инстинктом, чувством самосохранения — тем же началом, что и дерево, камень, животное.

— Видел, что женщины порядочнее, самоотверженнее мужчин– на Колыме нет случаев, чтобы муж приехал за женой. А жены приезжали, многие.

— Неудержимую склонность русского человека к доносу, к жалобе.

— Узнал, что мир надо делить не на хороших и плохих людей, а на трусов и не трусов. 95% трусов при слабой угрозе способны на всякие подлости, смертельные подлости.

— В каждой области были свои лагеря, на каждой стройке. Миллионы, десятки миллионов заключенных.

— Научился «планировать» жизнь на день вперед, не больше.

— Понял, что воры — не люди.

— Последние в рядах, которых все ненавидят — и конвоиры, и товарищи, — отстающих, больных, слабых, тех, которые не могут бежать на морозе.

— Что перейти из состояния заключенного в состояние вольного очень трудно, почти невозможно без длительной амортизации.

— Горжусь, что решил в самом начале, еще в 1937 году, что никогда не буду бригадиром, если моя воля может привести к смерти другого человека — если моя воля должна служить начальству, угнетая других людей — таких же арестантов, как я.

— И физические и духовные силы мои оказались крепче, чем я думал, — в этой великой пробе, и я горжусь, что никого не продал, никого не послал на смерть, на срок, ни на кого не написал доноса.
с флейтой

Василий Рузаков

Друзья, спасибо огромное за помощь вдове Васи Рузакова vxga Любе. Наверное, удержать мир и спасти его можно только этим – отзывчивостью и готовностью друг другу помочь...
Ко мне приходят в личку люди, знакомые с Васей, и с благодарностью рассказывают о нём. О том, что в 1995 году он был одним из основателей ивановского клуба "Белый Отряд". О том, скольким людям он был дорог. Одна девушка написала, что долго плакала, узнав о смерти Васи – когда-то (этот период тотальной нищеты я помню, каждый выживал кто чем) Люба с Васей подрабатывали натурщиками в художественном училище. Девушка вспоминала, как они, юные художники, любили с ними работать: "Вася рассказывал нам, что расписывает солдатиков и собирается по своим историям рисовать комиксы... Он много читал, был весёлым и остроумным. Мы их любили – и Васю и Любу, они были очень душевные..."

Вася был создателем собственного музыкального проекта Vx gas attack. Вёл блог BloodSexCult. Был переводчиком фильмов и телесериалов, был очень эрудированным не только того, что касалось андеграунда - под никнеймом vxga он опубликовал немало медийных материалов, был одним из авторов статей в "ЗУ" и одним из первых редакторов музыкального раздела электронного журнала DARKER, переводил рассказы и статьи зарубежных авторов.



А ещё он обожал свою жену Любу и охранял её, как настоящий рыцарь. Друг для друга они были лучшими людьми на свете, самыми верными и добрыми – как и должно быть у любящих людей. Они не расставались никогда...
А ещё Вася был очень хороший друг.
И когда он прочитал у меня пост, как я у Люськи раздалбывала её старый шкаф кувалдой, он тут же позвонил мне и сказал, что негоже хорошим девушкам так напрягаться, и чтобы в следующий раз мы позвали его. Что он сильный и всё сможет сокрушить и вынести...
Ох, Вася... ты был очень сильным...
Но даже самые сильные мальчики на свете не всё могут вынести...

Сегодня Васю похоронили на Ново-Талицком кладбище.
Прощай, Вася, замечательный друг, фантазёр, вечный энерджайзер!
Столько планов было в твоей голове, столько ты всего сделал, и столько не успел...
Спасибо тебе за любовь твою, за жажду жизни и радость, которую ты дарил.
Ты сумел сделать этот мир счастливее.

снег и фонарь

* * *

Пришло сегодня известие, что умер Вася Рузаков, ковид....
Ивановцы его знают — после университета он занимался переводами с английского, в основном фильмов. Муж Любы Смульской, ивановского поэта...
Везде были вместе, всегда. Последний раз я их видела в маршрутке, они ехали на девятый день по Васиному отчиму — видимо, там и подхватили эту заразу. Неделю назад Люба мне написала, что заболели оба, — поражение лёгких у Васи было больше, чем у неё, но они были дома, не в больнице. А через два дня Васе стало плохо, стал задыхаться — увезли на скорой в реанимацию...
Друзья, я прошу о помощи для своих друзей, кто сколько может, помогите хорошим людям. Так как Васина карта в связи со смертью заблокирована, а у Любы карты просто нет (так получилось), я даю номер своей. Только пожалуйста, если решите помочь, припишите "на похороны" — я Любе всё передам.
Номер карты сбера 676280179003969953
(там будет мария юрьевна м)
Если кому-то удобнее по телефону, я напишу в личку телефон...
Да, и есть ещё карта Тинькоф...