Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

с флейтой

книги, диски

Друзья, вот такое всё прекрасное пока ещё есть в наличии в не очень большом количестве,
но можно успеть приобрести:


"Немного музыки и снега" (стихи, художник Галина Ким)



"Там, на острове"
(книга для любого возраста о детях, смыслах, небе и рыбе --
сказки, рассказы, стихи, упражнения)

(полноцвет, худ. Ксения Новикова)



Ольга Чикина "Прочие штуки"
(стихи и песни с аккордами, оформлено автором)




Елена Фролова, Мария Махова "Колыбельная для рыб"
(диск с книжкой внутри, песни Лены Фроловой на мои стихи)




"Вне времён" (двойной альбом с книжкой внутри,
Гран-при международного фестиваля "ПетАккорд",
гитара, скрипка, контрабас)




Если кому-то интересно, напишите мне
мать с флажком

о-о-о, пингвины

22 декабря — день бардовской песни.
у меня и посвящение есть


О-о-о, пингвины...

А он всё что-то напевает,
и кофе в чашку наливает,
и тут же сразу выпивает,
наверно, пятую за час.
А я сижу с унылой рожей,
мне кофе пить совсем не можно,
оно давление тревожит,
о где ты, где, любимый чай?..
А он негромко и противно
поёт мне песню про пингвинов,
про белый снег, про путь их длинный,
что им дорога не видна…
И всё глядит куда-то мимо…
Уж лучше б почесал мне спину!
Ведь должен прок быть от мужчины,
когда так чешется спина!..
Весь вечер мне поёт, зараза,
и шутит так своеобразно,
и чаю мне не дал ни разу –
лишь кофий без песка, увы.
Хоть вниз башкой на тротуары,
хоть вся взорвись дурной петардой!
Откуда ж вы берётесь, барды?..
Откуда падаете вы?!..



Художник Галина Ким
Из нашей с Галей Ким книги "Другие вещи"
тра-ля-ля

про червяка, муравья и дом

Все мои зайчики и принцессы подросли, поумнели и пошли в 1 класс. Кати не было две недели (ну, помните, она в прошлом году карту рисовала и не взяла меня с собою на Луну). Вбегает, счастливая, обнялись.
– Ты вернулась с Луны? – радуюсь я.
– Да!!
– Что-то ты там долго гостила.
– А я болела…
– Ты что, ходила гулять по Луне без скафандра? – печалюсь я.
– Теперь уже всё в порядке! – восклицает Катюша.
– Ну, садись, мы тебе рады! Давай, продолжи сказку: жил-был на свете…
– Единорог!
– Опять единорог… – грущу я. – Ну придумайте кого-нибудь другого.
Дети задумались.
– Червяк. – говорит Дуня решительно.
– Червячок? – улыбаюсь я.
– Нет. Червяк. Маленький червяк.
– А где он жил?
– В земле. – отвечает Настя.
– Хорошо. Жил-был в земле Червяк. И он мечтал… (кидаю мяч Кате)…
– Увидеть Землю!
– Червяк жил в земле с мечтою увидеть землю? – удивляюсь я.
– Он ВСЮ землю хотел увидеть. – говорит Дуня.
– Вылез червяк из своей норки, а навстречу ему ползёт… – продолжаю я, кидая мяч детям по-очереди.
– Муравей.
– Муравей, расскажи мне про Землю!
– Земля, это Дерево.
– Дерево, ты Земля? – спросил Червяк у Дерева.
– Я не Земля. – ответило Дерево. – Земля, это корни.
– А корни у всех есть?
– Нет. Их нет у птиц!
– Птица, а что такое Земля?
– Земля, это Дом. – ответила Птица с высокого неба.
– И у меня тоже есть Дом! – обрадовался Червяк.
– И у нас есть, и у нас! – загалдели маленькие сказочники.

Хотя… какие они теперь маленькие… Первоклассники уже. И столько всего уже знают ) Но, слава Богу, не разучились ещё сочинять.

с флейтой

не отпускай

Белые птицы над городом, семь лепестков, дудочка из тростника и волшебная флейта, маленький Нильс улетает в огромное небо, маленький Принц затерялся среди облаков… Это моя невесомость и первый прыжок, это мелодия лета и доброе утро, бабочка, бабочка, как там, скажи, хорошо? Ты ведь жила среди звёзд и наверно оттуда.

Падает, с неба срываясь на землю, звезда, снова притянет к себе её чёрная бездна, нет, мы с тобой не уйдём никуда, никогда, не растворимся в воде, не сгорим, не исчезнем.
Всё унесётся однажды, поднимется ввысь, вихрем закрутит, запутав и сроки, и даты, нет, не сдавайся, прошу тебя, и удержись, не расставайся со мною, не надо, не надо.

Видишь, ты видишь – цветы расцвели на холсте, красная роза упала на лапу Азора, птицы вернулись в свой старый, затерянный город, в город, в который никак не могли прилететь. Сбудется всё, унесёт всё плохое река, сложатся новые дни и уляжется вьюга, только держи мою руку и не отпускай, только прошу тебя, не отпускай мою руку.

* * *
(09.09.2018)

слоники

слова

Говорю, говорю, подбираю внутри слова,
подбираю внутри слова уже столько лет,
вот лежит на столе бумага, она мертва,
вот ушёл человек в рассвет и потерян след.
Где теперь он, в каких широтах, в каких местах,
у каких он теперь причалов и берегов,
он куда-то всё шёл и шёл, а потом устал,
оглянулись – а он исчез, больше нет его.

И приходит какой-то день, и приходит час,
и так хочешь сказать слова, но не знаешь слов,
это я, это ты,
это кто-то один из нас,
это время стучится птицею нам в стекло.
И летит над Арбатом, Киевской, кольцевой,
над багровым закатом к солнцу любых пустынь,
умоляю, не надо, не улетай, постой,
забери облака эти белые, как листы,
забери эти ритмы, дни, где один за два,
эти краски далёких сумерек, синих скал,
забери все названья, книги и все слова –
но верни мне того, кто не выдержал и устал.

И как будто уже не утро, ни сон, ни явь,
и уходят опять рассветы всё в ту же мглу,
и опять всё с заглавной буквы, от «а» до «я»…
Нет, не знаю,
не получается,
не могу.
Подбираю, переворачиваю листы,
всё сильнее внутри сжимается сто пружин…
Это кто-то один из нас,
это я и ты,
это только одно мгновенье длиною в жизнь.

Не идут, никуда не следуют поезда,
разбери этот дождь по капле в одну ладонь,
пролистай это всё и выкинь (кругом вода),
просто перечеркни, стань ветром и стань водой.
Ну откуда, ну для чего –
не молчи, ответь,
рассыпаются дни и буквы –
поймай, свяжи,
птица в небе глотает солнце и видит смерть,
смерть, сжимаясь, уходит в точку и видит жизнь.

ангел

видение

Это было три года назад в эти дни -- мама лежала в больнице, я пришла её навестить и она рассказала мне о своём видении. И потом я шла домой, смотрела на облака и всё думала, думала над этим её рассказом.............



– Мне было видение… Знаешь, однажды,
вдруг ёкнуло что-то в груди…
Сейчас расскажу, посиди со мной, Маша.
Немного со мной посиди.
(смеётся) Лежу тут, совсем, как старуха,
что с печки почти не встаёт…
Я глажу холодную бледную руку,
чуть-чуть согревая её.
– Да нет, не уйду, и не нужно об этом… А в городе дождик прошёл.
Да нет, не случится ни то и ни это, всё будет у нас хорошо.
И день к нам придёт удивительно-белый, и солнце ударит, слепя…
… – Ты знаешь, однажды я в кресле сидела, и видела сверху себя.

Такая картина из жизни далёкой, как будто я всё узнаю:
была я монашкой, я шла по дороге в обитель святую свою.
То был полусон, или просто забвенье – не знаю, мне трудно сказать…
Я шла по дороге, звонили к обедне, вдали громыхала гроза,
и низко летели две чёрные птицы, но лёгким казался мне путь.
Я шла и молилась, сверкали зарницы, и не было страшно ничуть.

Я помнила мысли свои и дорогу, и всех, кто встречался со мной.
Вот эта монашка, что шла одиноко, и я – это было одно.
Я помнила юность свою и надежды, приют у дороги села.
Служенье своё, как легко и прилежно заботы и бремя несла.
И было светло на душе мне и вечно, и не было тягостных дней.
И лишь об одном горевала сердечно – что не дал Господь мне детей…
Я всё принимала – труды и полёты, и всё без упрёка – легко.
И только одна эта грустная нота звучала во мне глубоко.

Тут мама вздохнула, чуть-чуть помолчала, глаза прикрывая рукой.
– И было рожденье, всё было сначала – девятое, тридцать шестой.
Монашка идёт среди грозного неба, последнего неба без звёзд…
Ты знаешь, зачем показали мне это? Мне дали ответ на вопрос.
Про жизнь и про путь мой, про не было – было, про свет, побеждающий мрак.
Я вдруг поняла, почему всё сложилось не как-то, а именно так.
О чём я мечтала в той келье далёкой – мне было, как видишь, дано.
Она улыбнулась. – Я не одинока. Всё правильно было со мной.
……..

Я шла по дороге, смотрела на лица, на небо и на облака.
И в небе кружились две чёрные птицы, и небо текло, как река.
И время как будто бы всё отпускало – и соединяло в одно.
И не было видно конца и начала и грани меж явью и сном.

* * *
(начало августа 2017 г., больничные дни)

мать с флажком

голубь

Я сижу у нашей школы,
я сейчас пойду домой.
Пролетела птица голубь
очень низко надо мной.

Мне не хочется учиться
в этой школе даже дня.
И с надеждой смотрит птица,
нет ли хлеба у меня.

На аллее плещут флаги,
скоро праздник Первомай.
Голубь, может, ты собака?
Ну давай уже, полай!

Что ты ходишь тут, как главный,
по косой и по прямой?
Иль ты наша Клавдьиванна,
даже здесь следишь за мной?

Но, подёргав головою,
улетела со двора
на ближайшую помойку
птица мира и добра.


(из книги "Дети пропавших лётчиков",
рисунок Оли Чикиной)


один

старый рыбак

Старый рыбак, что нашепчут тебе волны на берегу?
Старый рыбак, что расскажет тебе день, уходящий вон?
Много ли надо на склоне дня старому рыбаку?
Птицу услышать да рассмотреть парус на гребне волн.

Старый рыбак, мне приснился сон – странным был этот сон.
Как ты гребёшь сквозь туман и дым, и никого вокруг.
А по пустынной дороге вдаль мальчик бежит босой.
И наклоняются дерева на ледяном ветру.

Песню я слышала, кто-то пел песню, протяжно пел.
Запахи моря и отблеск звёзд – так утихает шторм.
И выходил из воды рыбак, сумеречен и бел,
и отражался в воде рыбак в лунном и золотом.

Вот он выходит, совсем один, птица к нему летит.
И поднимается вновь туман, путая сон и явь.
– Где твоя лодка?..
– Она на дне.
– Где твои дни?
– В груди.
– Что там за мальчик бежит, скажи?..
– Видимо, это я.

(8.04.2015)
с флейтой

в далёком мерцании

– Я хотел бы читать по звёздам, но не могу, – говорит он, – но как же сделать, чтоб всё иначе?.. И глядит на звёзды, лёжа на берегу, но не может понять, как эту решить задачу,
он глядит на далёких птиц и густой туман, что ползёт по реке и её укрывает будто, ну а птицы все звёзды знают по именам, ну а птицы умеют петь эти белые буквы.

…Но послушай, послушай, ты видишь, что там, вдали – открывай глаза, наблюдай и дождись рассвета –
там плывут в синем море белые корабли,
они так высоко, но и рядом с тобою где-то,
ну а там ещё – только не закрывай глаза – белый лотос и Леда, лебеди и медведи, и огромные рыбы по синей волне скользят, эти рыбы, они ведь знают про всё на свете.

Ну а там ещё ветер лета и все цветы, ворох писем и тихий свет от зелёной лампы, и задумчивый мальчик сидит на плечах у папы, доставая рукой до яблока, до звезды. Ну а там ещё где-то птица в лесу поёт, никаких ещё нет невзгод и больших туманов – запах сена, травы, полыни и голос мамы, и большая дорога уходит за горизонт.

А затем повторяются, будто бы наяву, но уже отстранённо, без боли и без вопросов, промелькнувшие январи, ледяные звёзды, исчезающие огни, замеревший звук.
Где уже проходящей тенью иного дня, все, кого не успел обнять, все шаги-ступени, где на первом старте нельзя ничего понять, и не поменять ничего уже на последнем.

Там, где в точку и круг слетаются все листы, и приходят совсем другие уже сюжеты,там, где ветер и время, и ночь, и рассвет, и ты, и в далёком мерцаньи звёзд есть на всё ответы.