Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

с флейтой

книги, диски

Друзья, вот такое всё прекрасное пока ещё есть в наличии в не очень большом количестве,
но можно успеть приобрести:


"Немного музыки и снега" (стихи, художник Галина Ким)



"Там, на острове"
(книга для любого возраста о детях, смыслах, небе и рыбе --
сказки, рассказы, стихи, упражнения)

(полноцвет, худ. Ксения Новикова)



Ольга Чикина "Прочие штуки"
(стихи и песни с аккордами, оформлено автором)




Елена Фролова, Мария Махова "Колыбельная для рыб"
(диск с книжкой внутри, песни Лены Фроловой на мои стихи)




"Вне времён" (двойной альбом с книжкой внутри,
Гран-при международного фестиваля "ПетАккорд",
гитара, скрипка, контрабас)




Если кому-то интересно, напишите мне
слоники

Тюрьмы Норвегии и Брейвик

Смотрела передачу про тюрьмы Норвегии. Худощавый симпатичный начальник тюрьмы в майке и джинсах даёт интервью, смеётся:
– Самый популярный вопрос русских корреспондентов знаете, какой? «Вы начальник дома отдыха, или тюрьмы?..»

Тюрьма действительно напоминает то ли гостиницу, то ли дом отдыха – светлый коридор, красивая столовая, спортзал, библиотека, комната отдыха… Заключённые живут в отдельных комнатах с большими окнами, где есть кровать, стол, телевизор…

– Понимаете, – объясняет начальник тюрьмы, – наша задача – научить заключённых уважать себя и всех остальных. Большинство из них никогда не встречались с понятием уважения. Наша задача научить их какому-то делу, обучить тому, чем они смогут зарабатывать, когда выйдут отсюда. Кто-то здесь же получает высшее образование по интернету (интернета в камере нет, он есть в учебных классах). Их учат готовить еду, выращивать растения в оранжерее и обучают профессиям.

– Я заметил, что в замочных скважинах многих комнат-камер торчит ключ – заключённые могут сами покидать камеры? – с удивлением спрашивает наш корреспондент.
– Да, они могут пойти в спортзал или в библиотеку, – кивает начальник, – и запереть свою камеру, пока их нет.
Затем ловит удивлённый взгляд корреспондента и продолжает:
– Им же после освобождения жить среди нас, они станут частью нашего общества. Они должны научиться жить НОРМАЛЬНО, по-человечески. И уважать и себя, и других.



Вообще целью нашего корреспондента было найти тюрьму, в которой сейчас сидит Брейвик (это было из ряда вон выходящее преступление, когда один человек – Брейвик – в 2011 году совершил сразу два теракта – один в детском лагере в Осло, где от его руки погибли дети, затем сел в машину и проехал на собрание рабочих – в общей сложности погибло 77 человек). Брейвик получил высшую меру наказания – 21 год лишения свободы, но с возможностью продления срока. Начинал он свой срок отсидки в тюрьме в Осло.

В Норвегии не принято говорить об этом человеке – его как бы не существует. Никто не знает, что с ним происходит и где его сейчас держат – его специально перевозят из тюрьмы в тюрьму, чтобы он не успел ни с кем сблизиться и подружиться. Из памяти самих норвежцев он как будто бы вычеркнут, места ему там нет.

Брейвик признан психически вменяемым, операцию свою он тщательно спланировал и долго к ней готовился.
Начальник тюрьмы рассказал, что проблемы у Брейвика начались в детстве: поведение его матери носило взрывной и непостоянный характер, она могла гладить его по голове и улыбаться, и через несколько секунд начать на него орать и отталкивать от себя – мальчик понимал, что он снова делает что-то не так и опять не герой. Он всё больше укоренялся в комплексах и жил в своих нервных иллюзиях…

Что ещё меня поразило в этом деле: родители убитых детей, когда шёл суд над Брейвиком, написали бумагу и просили о человеческом отношении к преступнику, чтобы ему никто не мстил, чтобы его не били и не издевались над ним. Мотивацией, видимо, было то, что, возможно, к Брейвику вернётся его заблудшая душа и совесть. А через насилие и побои можно воспитать только ненависть. А важно, чтобы из его души ушла ненависть, и пришло раскаяние. Чтобы ушёл зверь, и вернулся человек.


камера Брейвика в Осло

..В Норвегии самый низкий процент повторных преступлений, в основном это мигранты, среди них много русскоговорящих. Главный принцип работы тюремной системы Норвегии такой: «Прежде, чем достать человека из тюрьмы, нужно достать тюрьму из человека».



В реабилитационном блоке осуждённые общаются, ходят друг другу в гости, могут заниматься с инструктором по йоге, играть в шахматы, шашки, футбол. Сотрудники учреждения работают с ними без спецформы, чтобы заключенные отвыкали от тюрьмы, готовились к жизни за её пределами. За каждым из них закреплено несколько человек, которые будут заниматься проблемами его проживания, когда он выйдет на свободу, трудоустройством, лечением, долговыми обязательствами. На заключённых не кричат, и уж тем более их не бьют.



– Наша главная задача – вернуть человека в общество. Поэтому заключенные не лишены избирательных прав, продолжают заниматься творчеством, самообразованием. – рассказывает начальник тюрьмы. – Отмечу, что условия содержания не «мягкие» – они просто соответствуют закону.

При входе в тюрьму всем выдают памятки на разных языках, в том числе на русском: «Добро пожаловать в тюрьму Осло».



слоники

моя Маша

Звоню вчера своей Маше-альтистке, глухо. Вскоре она перезванивает.
– Ну как, послушала? – спрашиваю я про новые песни, которые выслала ей по мэйлу.
– Нет ещё...
– Да я тебе третий раз уже высылаю, что у тебя там с почтой?
– Да нет, так-то я получила. Просто не открывала ещё... У меня тут с машиной...
– Как, опять?!
– Да всё то же...
У моей Маши всё время что-то. То кошка в реанимации, то собака с отравлением, то машина при смерти. То ещё что-нибудь, или кто. Ни дня без катаклизма.
– И вот как же мне везёт на это всё... – задумчиво говорит Маша. – И даже странно, что ты у меня на пути случилась...
– Выпала. – поправляю я.
– Это везение! – радуется Маша. – Что именно на моём!
– Да полно. – отвечаю я, пробуя ложкой готовность риса (варила ужин как раз). – Я на всех выпадаю. Просто не все успевают увернуться.
Машка ржёт.
– Ну да. – продолжаю я. – Некоторые стоят на полянке, хлопают глазами и не видят, что Махова ИДЁТ. И не успевают ни зонт взять, ни спрятаться.

(А мы с Машей как раз на поляне познакомились, когда она стояла так бесхозно, а я бодро так шла. Смотрю: Маша стоит какая-то вся хорошая. Говорю ей: девочка-девочка, давай с тобой дружить! А она говорит: а что мы будем делать? Я говорю: песню будем делать! А она говорит: когда? А я говорю: да прямо сейчас! Через 15 минут у меня выступление!..
И пошли мы в кусты репетировать, а потом на сцену. Ну и полюбили друг друга крепко, а как иначе-то)...

– А-а-а! – кричит Машка. – Скотина! Убью!!
– Что там опять с твоим чемпионом? – сочувствую я.
– Господи! За что мне это?? – стонет Машка.
– А вот зря ты скотину в доме завела. – нравоучаю я.
– Да я её не заводила, оно мне в наследство досталось!.. – убивается Федотова.
– Лучше бы ты меня завела. – говорю я ей бесцельно. – Куда-нибудь.
– Ну да, – ржёт Машка. – Ты хотя бы не лопаешь всё, что плохо лежит!
– Ну, с этим по-разному бывает, но в кофр я точно не гажу.
Ржём, затем Машка опять орёт в трубу на чемпиона Гришу и прощается. А я кладу телефон и думаю, что как же это хорошо на свете устроено, когда вот такие люди на нём живут. И все они разные и по разным городам и странам, и у всех какие-нибудь собаки-дороги-трындец-щазспою и щазсдохну, – но совершенно неповторимые и абсолютно прекрасные. И вот как вас всех не любить-то.

один

Вадик Кузьмин...

Вадик...
Огромная потеря...
В это сложно поверить, правда. Такой сильный был человек, отзывчивый, ответственный, без всякий "вредных привычек", спортом занимался, турист на все времена... Прекрасно пел, играл на гитаре, участник нашей ивановской группы "Бард-компания "Трамвайчик" " — как они будут теперь без него, не знаю...
Сколько раз он прибегал после работы помочь мне с бытом наладить какое-нибудь электричество, никогда не отказывал, делал всё на совесть...
Ира Антонова (участник коллектива "Трамвайчик") пишет: "В сентябре потерял голос... болела спина последнее время сильно, лимфоузел на шее был большой....Когда решил сделать МРТ, то уже обнаружили неоперабельную опухоль в груди.... потом от таблеток рванул кишечник -пробадение с перетонитом — и покатилось все молниеносно — сгорел за два месяца..."




слоники

учитель футбола

Гоша, три с половиной года. На вопрос, сколько ему лет, отвечает:
- Вчера было два, а завтра будет четыре.
Гоша любит смотреть на себя в большое зеркало, кувыркаться и боксировать. На вопрос, кем он хочет стать, отвечает: «Я буду учителем футбола».
- Тренером, ты имеешь в виду? – поправляю я.
- Нет, учителем. – отвечает Гоша. – Я буду УЧИТЬ.
снег и фонарь

про олимпиаду

Яков Коган:

"Давайте и я пару слов про олимпиаду-то!
Я никогда не смотрю её, не болею там ни за кого и вообще считаю весь этот большой спорт искусственно выращенной и абсолютно бесполезной штукой.
Честь страны спортсмены защищают? Честь страны, это когда пенсионеры могут позволить себе на пенсию съездить на море, а не ошиваются в промзонах у ларьков, торгующих дешёвой просрочкой. Это новые школы и детские сады. Это дороги и больницы. Доступное жильё и достойная оплата труда. Вот это честь страны.
Collapse )
зонтик

"старушка не спеша..."

Некоторое время назад с моей матушкой произошёл довольно неприятный случай: она шла по дороге мимо гаражей, и её нагнал молодой человек в спортивной шапочке и синей куртке, вырвал у неё из руки сумку и помчался дальше.
– Там документы!.. Будьте добры, верните мне документы!.. – только и успела крикнуть ему вслед мама.

Вздохнув, она побрела следом за вором и там, за гаражами обнаружила свою сумку, где в кармашке лежало пенсионное, проездной и какие-то ещё бумажки.
Из сумки был потырен только кошелёк, но жалеть о нём было нечего – и кошелёк был старый, и лежало в нём всего 50 рублей.
– Вот какой совестливый вор мне попался, – радовалась потом мама, – сумку мне оставил, документы с собой не унёс, а ведь мог бы выбросить в мусорный контейнер, я бы и не нашла потом!..

Это было весной, прошло лето, наступила осень. Мама возвращалась из магазина и присела по дороге на скамейку передохнуть. Сидела, ни о чём таком не помышляя, как вдруг перед ней вырос какой-то парень, сунул ей в руку сто рублей и быстро пошёл прочь. По спине, синей курточке и спортивной шапке матушка опознала в нём того самого вора. Онемев от удивления, матушка только и могла, что смотреть то на деньги, то на дорогу, где только что пробежал призрак в синей куртке.

– Я не поняла, что это было, – сказала она мне вечером по телефону, – но этот случай в очередной раз убедил меня, что всё-таки люди стали добрее…

И я даже не знала, что ей ответить.