Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

с флейтой

книги, диски

Друзья, вот такое всё прекрасное пока ещё есть в наличии в не очень большом количестве,
но можно успеть приобрести:


"Немного музыки и снега" (стихи, художник Галина Ким)



"Там, на острове"
(книга для любого возраста о детях, смыслах, небе и рыбе --
сказки, рассказы, стихи, упражнения)

(полноцвет, худ. Ксения Новикова)



Ольга Чикина "Прочие штуки"
(стихи и песни с аккордами, оформлено автором)




Елена Фролова, Мария Махова "Колыбельная для рыб"
(диск с книжкой внутри, песни Лены Фроловой на мои стихи)




"Вне времён" (двойной альбом с книжкой внутри,
Гран-при международного фестиваля "ПетАккорд",
гитара, скрипка, контрабас)




Если кому-то интересно, напишите мне
с флейтой

он говорит

Он говорит: разберут нас на винтики, болтики, чепуху.
Так разберут – только нас и видели, мало ли, who is who?
Так, разберут, даже не на опыты и за один момент.
Мы, человечество – просто роботы, чей-то эксперимент.

Пусть всё раскрутится и забудется – кольцами в небеса.
Где этот дом и где эта улица, тихие голоса?..
Мечутся тени и мысли тайные, прячутся по углам.
Но превращаются все желания в мусор и просто хлам.

Вытряхнут душу из резервации, вынут одним толчком.
Там хоть прострация, хоть трансакция – всё уже нипочём.
Как же мы жили на свете, долго ли – всё уже тлен и чушь...
Вон я – большое, седое облако – рядом с твоим лечу.

Он говорит: наступают сумерки, видишь?.. закрой глаза.
Пусть себя мучают эти умники тем, что понять нельзя.
Выйти из тела, из дня, из комнаты, и представлять, что жив…
Были мы роботы, стали омуты, грустные миражи.

Всё позабудется – дни, прощания, весь наш земной разбег.
Он говорит: я боюсь заранее, встречусь ли я тебе?
Где-то в другом уже измерении, там, где и век – как миг,
там, где мы все уже без сомнения станем опять людьми.

Это как будто по зимней наледи входишь в угрюмый лес.
Он говорит: удержать бы в памяти всё, что я видел здесь.
Даже когда всё легко придумано – не избежать беды.
Были мы юные,
стали лунные,
призрачные, как дым.

Можно, конечно, сбежать и спрятаться, думая о своём.
Так протекает вода меж пальцами – ловишь, а нет её.
Что за тобой вырастает – тени ли, камни ли – не гляди.
Я не про время сейчас, –
о Времени,
где ты всегда – один.
Где не попросишь ни сна, ни помощи,
и не увидишь дня…
Но даже там, за чертою полночи –
не покидай меня.

(18.06.2018)
один

он говорит

Он говорит: разберут нас на винтики, болтики, чепуху. Так разберут – только нас и видели, мало ли, who is who? Так, разберут, даже не на опыты, и за один момент. Мы, человечество – просто роботы, чей-то эксперимент.
Пусть всё раскрутится и забудется – кольцами в небеса. Где этот дом и где эта улица, тихие голоса?.. Мечутся тени и мысли тайные, прячутся по углам. Но превращаются все желания в мусор и просто хлам.

Вытряхнут душу из резервации, вынут одним толчком. Там хоть прострация, хоть трансакция – всё уже нипочём. Как же мы жили на свете, долго ли – всё уже тлен и чушь. Вон я – большое, седое облако – рядом с твоим лечу.

Он говорит: наступают сумерки, видишь?.. закрой глаза. Пусть себя мучают эти умники тем, что понять нельзя. Выйти из тела, из дня, из комнаты, и представлять, что жив… Были мы роботы, стали омуты, грустные миражи.

Всё позабудется – дни, прощания, весь наш земной разбег. Он говорит: я боюсь заранее, встречусь ли я тебе? Где-то в другом уже измерении, там, где и век – как миг, там, где мы все уже без сомнения станем опять людьми.

Это как будто по зимней наледи входишь в угрюмый лес. Он говорит: удержать бы в памяти всё, что я видел здесь. Даже когда всё легко придумано – не избежать беды. Были мы юные, стали лунные, призрачные, как дым.

Можно, конечно, сбежать и спрятаться, думая о своём. Так протекает вода меж пальцами – ловишь, а нет её. Что за тобой вырастает – тени ли, камни ли – не гляди. Я не про время сейчас, – о Времени, где ты всегда – один. Где не попросишь ни сна, ни помощи, и не увидишь дня… Но даже там, за чертою полночи – не покидай меня.