Tags: Эля

тра-ля-ля

Эля

День Рождения моей младшей, радости моей и счастью : )
Поздравляю тебя, солнце моё, любви тебе и полётов 💥

* * *
Эля, 5 лет
из книги "Маме Кенгуру"



Дом – это шкаф....



............


с флейтой

День Рождения

Сегодня у младшей моей День Рождения. Звезда моя, люблю и всё такое, всегда с тобой.
Фото было сделано на моём ДР, вон, видите, какая я красивая. И Эля наша тоже красивая, ну а как же по другому-то. Я приезжала в Москву и мы собрались в кафе семьёй, отец детей наш папа Вова оторвался от своей семьи и приехал ко мне с детьми тоже, заказали они какое-то смешное кафе с пионерским названием, да я и не помню названия уже, а посидели душевно.
Но не в этом дело-то.
Поздравляю тебя, моё солнце, мы так рады, что ты именно у нас родилась. Много мы с папой вам, дети, доставили хлопот своим несовершенством. Но зато у нас теперь вон какая большая семья и сколько сестёр! А со временем семья будет ещё больше!.. Вот за это и выпьем — за тебя, за большую нашу семью и дальнейшее её увеличение. Но главное — за любовь, конечно. А в тебе её много, а это главное счастье и есть.



слоники

в шушуне

Диалог в контакте с Элей, пишу ей:
-- собираюсь в Москву, ты сможешь посадить меня потом на поезд обратно?
-- когда?
-- когда-нибудь
-- когда-нибудь смогу
Collapse )
снег и фонарь

* * *

я вела её по улице, мы гуляли, как прежде.
и вдруг она вырвалась вперёд и побежала.
я кричу: мама, мама, ты куда? осторожней!..
смотрю — она становится всё меньше, меньше...
и превращается в 5-летнюю девочку в красном пальто с шариком в руке
и смеётся, бежит вперёд
и снег идёт медленно-медленно
и девочка в красном пальто убегает всё дальше
я тяну к ней руки, но понимаю, что не остановлю и не догоню её

очень кинематографичный сон
......

Эля утром пишет: «сегодня мне приснилась бабушка.
я кормила её кашей и понимала, что уже ничего не могу исправить, что она уже не живая.
и никто ничего не может исправить – ни иконы на стене, ни я — никто»

.......

девочка в красном пальто с шариком в руке.
а я и не знаю, было ли у тебя когда-нибудь красное пальто, мама.
ты мне не рассказывала.
но ты бежала так быстро
и тебе было так весело
и медленный снег
и шарик в руке

слоники

Эля

Погоржусь немного.
Дочу мою наградили, как лучшего руководителя.
Вот странное дело -- Эля закончила Универ и всегда была, как мне казалось, совершенный гуманитарий. Книжку мы с ней на двоих написали, у неё прекрасное перо и слог. А вот же -- возглавляет отдел продаж в крупной компании (занимается недвижимостью) (Москва), и на днях была отмечена, как лучший руководитель.
Но, в общем-то, главное, что нужно сформировать в ребёнке -- это творческий подход ко всему и умение мыслить вне шаблонов. В Эльке совместилось всё -- и ум, и талант, и умение договариваться, и честность, и юмор, и ответственность, и трудолюбие. И, видимо, всё идёт правильно. И книжки ещё будут (очень хочу, чтобы она продолжала писать)



слоники

об иллюзиях и прощении

– Я повзрослела в тот момент, когда простила тебя. – сказала мне Эля. – Когда я поняла, что людей нужно принимать такими, какие они есть, что не нужно равнять всех на придуманные в голове образы.
Я удивлённо застыла с чашкой в руке. У меня самой никогда не было обид на родителей или кого-то из близких – понимание того, что никто из нас не совершенен как-то само по себе жило в моей душе.
– Не только тебя, мам. – продолжила Эля, поймав мой взгляд. – И папу, и Алису. Мне нужно было время, чтобы понять это. Что никого нельзя судить.
– А папу-то чё? – не поняла сначала я. – Хороший же папа-то, вечный Дед Мороз… Ну с сестрой вы ссорились, это понятно. Но что у тебя обиды копились в душе, это не очень понятно.

– Просто ребёнок всегда стремится к идеалу. – попыталась объяснить мне Эля. – И в его голове складывается некая «идеальная мать», «идеальный отец», с которыми он сравнивает своих родителей. Мы с Алисой были совсем не похожи на тебя, а папу почти не знали. С одной стороны мы гордились тобой. С другой – эта вечная бедность, твои странные друзья с гитарами, эти хиппи в доме, какие-то поездки на эти шумные фестивали с ночлегом в палатках, в то время когда все друзья отдыхают с родителями на море за границей… нет, это невозможно было уложить в моей голове: ну почему у всех нормально и обычно, а у меня всё ВОТ ТАК?? Мне хотелось обычную среднестатистическую семью с мамой и папой и поездками летом на море всей семьёй. И никаких песен по ночам. Причём я тебя очень всегда любила. Но ничего не могла понять и страдала от этого.

(Но разве тогда я могла это знать, что бедные дети мучаются от того, чего они не понимают?.. Да и смогла бы я им тогда объяснить хоть что-нибудь – вот вопрос… Сам-то ты живёшь так, как понимаешь. А они, как оказалось, всё время сравнивали...)

– Это есть у Ницше. – ответила я. – Момент разочарования в накопленных знаниях необходим, чтобы откинуть родительский опыт и из верблюда превратиться в льва.
– А знаешь, что такое разочарование? – спросил меня мой умный ребёнок. – В переводе с латыни разочарование – это избавление от иллюзий. И именно разочарованию мы должны быть благодарны за многое в нашей жизни.
– Разочарование может привезти к разным последствиям… – задумчиво ответила я. – В том числе и к самым негативным.

– В какой-то момент я поняла, что мне нужно раздать ВСЁ, все вещи, мне ничего не хотелось оставлять у себя, даже телефон. – продолжила Эля. – И, если ты помнишь, первое, что я сделала, это заработала денег на ремонт, и из своей комнаты вынесла ВСЁ, и всё раздала. Даже сковородки. И купила всё по-минимуму и новое. Так начинался мой процесс очищения. Мне это было необходимо для работы над собой. Я вычищала дом и свою душу одновременно. Отпускала обиды и принимала людей такими, какие они есть. И любила их такими, какие они есть. Но для этого мне нужно было многое пройти. И осознать, чтобы больше не возвращаться. Просто отцепить эти вагоны. Но это очень непросто.

(из разговоров с дочерью, зима, 2016 г)
с флейтой

Лётчик и Балерина

Приезжала Эля по делам, переночевала у отца, утром звонит:
– Пойдём со мной к бабушке.
– Пойдём.

По дороге разговаривает с двух телефонов, решает какие-то вопросы по работе, без неё там никак. Я сначала молчу, потом уже ржу: Элька, это немыслимо!.. На минуту телефоны замолкают, я успеваю задать какой-то вопрос. Затем они снова включаются одновременно. «Нормальный у тебя выходной» – говорю я. Эля отвечает всем сразу. Нет, я бы так не смогла. Иду в тихом восхищении. Неужели это мой ребёнок? У меня их всего два, дайте восемь!..

– Здесь запах тот же… – говорит Эля, заходя в дом.
Телефоны замолкают. Здесь так же тихо, здесь всё, как было.
– У каждого дома есть свой запах. – говорю я. – Когда здесь будут жить другие люди, запах поменяется.
Мы проходим в бабушкину комнату, Эля собирает фотографии, плачем. Затем вспоминаем что-то, начинаем смеяться. Элька смеётся сквозь слёзы. «Можно, я заберу старинные фотографии?» – «Можно». «И вот эту..» «Да»…

Эля берёт с полки две любимые бабушкины гипсовые фигурки: Танцующая Балерина и Лётчик. Я выросла с этими фигурками, я сочиняла про них историю. Лётчик любил Балерину. Он улетел в огромное небо, Балерина ждала его всю жизнь. Прошло очень много лет, и Лётчик вернулся к своей Балерине. Она была всё так же прекрасна, но на самом деле они не расставались никогда. Лётчик смотрел на Балерину, Балерина танцевала только для него.

Эля тоже выросла с этими фигурками и, наверное, тоже придумывала в голове для них историю. Пушкин, Вахтангов, Гоголь, Чайковский… Лётчик и Балерина. Небо и сцена. И книги, книги. Альбомы, стихи… Это всё о любви. Здесь очень много любви и детства. Театра, мыслей, музыки. Ты так хотела нам счастья, мама. Всем, всем.

– Пока я нужна, я буду жить. – говорила она.
– Тогда ты должна жить вечно. – улыбалась я. – И мне тоже придётся жить вечно, потому что я тоже нужна.

Это такое утешение, что человек живёт, пока он нужен. Но это не так. Одинокие заброшенные старики живут и не знают, зачем. Но они должны ещё что-то пройти, сроки определяются на небесах. Мы не обижаемся на Тебя, Господи. Нам просто не всё дано понять..
Утешь скорбящих.
Не оставь.
Утоли печали.
…......
Мы выходим в серый день, сверху сыплет что-то ноябрьское. Я бегу на работу, Эля к друзьям. Эля аккуратно несёт Лётчика и Балерину. Вечную сказку любви.
слоники

про подумать

– Понимаешь, Эля… – говорю я медленно, – у нас просто не было времени для раздумий. Всё свершилось слишком быстро, не было другого выхода. Нас сжало в одну точку, а затем разбросало по разным городам. И папа написал тогда, что или он всё бросает и переезжает ко мне, или мы не увидимся ещё полгода. Это сейчас полгода – почти ни о чём, люди ждут друг друга, бывает, целую вечность. А тогда для нас полгода, это была целая жизнь. И я ему ответила: «О, нет!» И он тут же рассчитался с работы, выписался из квартиры, и уже стоял на пороге моего дома с вещами. Он бросил вещи в прихожей и, не снимая меня со своей шеи, помчался подавать заявление в загс. А затем я уехала на сессию в Москву, и звонила Люське, чтобы уточнить, какого числа у меня свадьба. Я всегда путала числа, я думала, что 4 февраля, а оказалось пятого, и мне нужно было незаметно смыться с учёбы, поставить штамп, отметить это дело и вернуться на курс. Какое подумать?.. Где-то «там» всё уже придумали без нас. Мы просто были в потоке.

Эля задумчиво покачала головой. Ну и правда, с разумной точки зрения всё было совсем не продуманно.

– Видишь ли, если бы мы с папой могли бы «подумать» или, как сейчас принято говорить, «узнать друг друга побольше», вы с Алисой никогда бы не появились на свет. У вас должен был быть именно этот папа. Мы поженились в феврале, и через год в феврале появилась Алиса. И ещё через два года в том же феврале родилась ты. А потом папа ушёл. Ни я, ни он – ни за что на свете не смогли бы даже представить себе тогда, в очумевшем состоянии выйдя из загса, что это НЕ НАВСЕГДА. Любовь – она всегда НАВСЕГДА. О том, что кроме любви есть ещё масса других вещей, задумываешься гораздо позже. Но я счастлива, что у меня всё это было, что появились вы, я благодарна ему за всё. И всё помню. Даже трамвай.
– Трамвай? – переспросила Эля.
– Практически свадебное путешествие!.. Мы ехали на ночном трамвае по городу, обнявшись, гордо поглядывая на тоненькие обручальные кольца на наших пальцах, ощущая эти кольца всем телом, всем сердцем – а трамвай гремел и мчался по городу, и в нём было только два пассажира, совершенно счастливых, совершенно инопланетных. Да и сам трамвай был космическим кораблём, а фонари за окном были звёздами, и у нас впереди было столько пространства и времени, что никто не смог бы разлучить нас хоть на миг и помешать нашему счастью.

Эля вздохнула и обняла меня. Нет, безусловно, если бы мне предложили прожить жизнь с начала, я в этом моменте ничего бы не поменяла. И снова, не задумываясь, родила бы этих детей. Самых лучших для меня, самых моих.

слоники

- - - - - -

– Мы вот что решили. Давай мама мы тебя у себя пропишем. И когда ты выйдешь на пенсию, то через 10 лет она у тебя будет московской, а это гораздо больше, чем здесь у вас.
– А медицинскую помощь я тоже в Москву буду ездить получать? – спросила я.
– А детскую помощь ты где будешь получать? – спросила Эля. – Когда ты станешь бабушкой-совсем-совсем-бабушкой, мы же всё равно тебя к себе заберём. Ну вдруг одна останешься.
– Ну почему одна… – философично протянула я. – У меня есть друзья, совершенно чудесные матушки. Я к ним в монастырь уйду.
– КУДА?? – от неожиданности Элька ткнула меня кисточкой в лоб, она как раз красила мне голову.
– В монастырь.
– В буддийский? Или в тантрический? Тебя где больше ждут?
– В православный. Но пока меня вообще нигде не ждут.
– Вот именно. – удовлетворённо кивнула Эля. – Тебе в монастырь нельзя. Как ты кепку-то на платочек поменяешь?
– А мне разрешат.
– А спектакли с кем будешь ставить?
– А я не буду. Я книжки писать буду.
– А книжки ты и у нас писать можешь.
– Ммм…
– Ой какая у тебя теперь голова смешная.
– Да у меня и в голове ничего серьёзного.
– По-моему я просто мастер!
– Не сомневаюсь.
– Ну ты всё-таки подумай про своё будущее. Нужно как-то определяться.
– Я подумаю.
– У тебя есть время.
– Я надеюсь.
– У тебя есть выбор.
– У меня всё есть – у меня есть вы, мои дети.